Ошибка

Журналист-международник Всеволод Овчинников стал свидетелем множества ключевых событий эпохи. Там, где многим разрешалось только подглядывать из-за угла, ему можно было смотреть, слушать и записывать.

Ему удалось невозможное - стать своим среди "чужих" и не утратить преданности Родине. Для соотечественников легендарный политобозреватель Всеволод Владимирович Овчинников, для восточной политической элиты - "О Фу Чин", что в переводе с китайского значит "министр европейского счастья". Журналистского счастья на долю представителя привилегированной касты международников действительно выпало немало. Всеволод Овчинников стал свидетелем множества ключевых событий эпохи и встречался с людьми, вершившими историю. Там, где многим разрешалось только подглядывать из-за угла, ему можно было смотреть, слушать и записывать. Овчинников - первый советский журналист, который взял интервью у Мао Цзэдуна, и первый, кому разрешили въехать в Тибет и увидеть то, что у непосвященных называется чудесами. Он первый из соотечественников возложил цветы к могиле Рихарда Зорге на токийском кладбище.

Собственная жизнь Овчинникова порой напоминала шпионский роман. Обладание информацией "для служебного пользоваия" иногда осложняло жизнь, а иногда спасало ее. Так, однажды Всеволоду Владимировичу удалось избежать публичного расстрела в КНР. Журналисту довелось присутствовать при встречах советских лидеров с восточными, в том числе на легендарной встрече Михаила Горбачева и Дэн Сяопина. Всеволод Овчинников был одним из четырех советских журналистов, допущенных на интервью к Рональду Рейгану в Белый дом. Надо сказать, что симпатии политических "небожителей" Овчинников не старался заслужить — они стали результатом уважения к его компетентности.

Начало блестящей карьеры востоковеда получилось несколько странным — ключом к успеху послужили тухлые яйца. Это были сувениры, привезенные в редакцию "Правды" Константином Симоновым. Назначение экзотических предметов никто не мог понять. Публичное поедание тухлятины открыло Овчинникову путь заграницу. Сначала в Китай, а затем, после трагической размолвки Москвы и Пекина, в Японию. В стране Восходящего Солнца выращивал рис и жемчуг, дабы познать все тонкости "той" жизни. Итогом этого познания стали десятки книг о Китае, Японии и Англии. В том числе бестселлер "Ветка сакуры". Книга снискала неожиданную  популярность во всем мире, а вместе с нею и сам автор.

Овчинников был единственным, чьи комментарии к сюжетам программы "Время" не повергались цензуре всемогущего Лапина - председателя Гостелерадио СССР. Однако после тринадцати лет работы в "Международной панораме", где ведущими были лучшие журналисты страны - Бовин, Кондрашев, Герасимов - политобозреватель Всеволод Овчинников был выгнан за идеологически неверное замечание. Так и не покаявшись в коммунистическом прошлом, он остался без средств к существованию. Впрочем, для человека, пережившего в юности четыреста дней блокады, это не было суровым испытанием. Именно те моменты жизни, когда мальчишкой он чуть было не замерз на Марсовом поле среди трупов, когда ловил на рыболовный крючок бездомных кошек, когда тушил зажигательные бомбы, когда десятиклассником попал на фронт осенью 43-го, помогли Всеволоду Владимировичу воспитать силу воли и приобрести инстинкт "выживаемости" в любых условиях. И в свои 85 лет Всеволод Овчинников все еще при деле. Ведет постоянную рубрику "Час с Овчинниковым" в еженедельнике "Российская неделя", много пишет о том, о чем думает. И, как и много лет назад, его мысли интересны и сильным мира сего, и обычным людям.

Это фильм-монолог. Монолог человека, который пропустил через личную судьбу три четверти двадцатого века и вывел для себя простую формулу: "Нет Запада без Востока, нет Востока без Запада".

Автор: Марина Романова
Режиссер: Сергей Краус

2 фильма

Полный текст

Другие выпуски всего 33 выпуска

Смотрите также