О проекте Путь Пастыря

К 65-летию Кирилла, Патриарха Московского и всея Руси.

Блестящий оратор, выдающийся богослов, талантливый организатор, стоявший у истоков едва ли не всех современных форм активности Русской Православной Церкви, яркий телевизионный ведущий, государственный деятель, прекрасный, прирожденный пастырь. Все это, без тени преувеличения, смело можно сказать о Патриархе Московском и всея Руси Кирилле.

Но человек, которого представляет в своем фильме митрополит Иларион, нам до сих пор не был знаком. А это человек потрясающий судьбы. Его дед Василий Гундяев за помощь семьям арестованных священников, за попытки открыть в родном селе закрытый храм, прошел 46 тюрем, 7 лагерей и провел в заключении в общей сложности почти 30 лет. На Соловках ему дали 30 дней карцера, а люди в карцере, стоя по пояс в ледяной воде, связывали плоты...

Христианский подвиг Василия пришлось повторить и его сыну: в 1933 году молодой конструктор завода имени Калинина Михаил Гундяев на клиросе одного ленинградского храма встретил свою невесту, студентку иняза Раису, маму Патриарха Кирилла. За несколько дней до свадьбы отца арестовали. Как рассказывал будущему Патриарху отец, его пытались обвинить в подготовке покушения на жизнь товарища Сталина. Пугали. Отправили в лагерь.

После войны Михаил Васильевич стал священником. Религиозность в стране была огромная. Власти решили с ней бороться и обложили наиболее ярких проповедников, каким был и отец Михаил, немыслимыми налогами на якобы большие неучтенные и нетрудовые доходы. Был суд. Присудили штраф в сто двадцать тысяч рублей. Но денег, конечно, никаких на самом деле не было. И вот Патриарх рассказывает, как они жили с мамой, папой, братом и сестрой впятером в одной комнате. Питерская интеллигенция, братья-священники, всем миром собирали на этот "штраф". Но прихожане еще долго вешали на ручку их комнаты авоськи с постным маслом и какими-то консервами.

А дальше была семинария. Власти следили за всей жизнью Церкви, но к духовной академии было особое внимание – ведь она должна выпускать только таких священников, какими их представляет народу официальная пропаганда: полуграмотных, отсталых, косноязычных. Поэтому количество студентов строго ограничивают, абитуриентов запугивают или пытаются вербовать, с высшим образованием не принимают, лучших из списков вычеркивают. За каждого студента ректору приходится бороться.

Так было, когда будущий Предстоятель Русской Церкви учился. Так было, когда в 28 лет (!) он сам возглавил Ленинградскую духовную академию, откуда как самого "неудобного" архиерея его "сослали" в беднейший Смоленск, где не было почти ни одного целого храма и ни одной дороги.

И обо всем этом Святейший говорит по-домашнему просто, доверительно - у него такой путь.