Новости

    Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Очная ставка: две жены Виктора Проскурина в борьбе за наследство

    Очная ставка: две жены Виктора Проскурина в борьбе за наследство

    Сегодня в эфире телеканала "Россия 1" четвертая жена легенды советского кино Виктора Проскурина, художница по костюмам Ирина Смурова, которая никогда ранее не давала интервью, впервые рассказывает о том, почему и при каких обстоятельствах народный артист завещал ей элитную квартиру на Покровке, а также объясняет, почему пятая супруга Проскурина, журналист Ирина Хонда, не имеет права называть себя его вдовой.

    По словам Смуровой, громкое заявление Хонды, которое она сделала накануне в "Прямом эфире", лишь игра на публику: на самом деле она оставила актера одного в больнице и пренебрегла последним желанием Проскурина развеять его прах над водой.

    Смурова утверждает, что именно с ней он был близок до последних дней, и называет непостижимым и ужасным тот факт, что Проскурин умирал в больнице в полном одиночестве. Она считает, что при желании в реанимацию всегда можно попасть, даже в самой сложной ситуации.

    Четвертая жена актера уверяет, что созванивалась с ним за неделю до кончины. Разговор был короткий: "Не волнуйся, я в больнице. Поговорим, когда выйду". При этом, по ее словам, Проскурина уже мучила тяжелая одышка.

    Смурова убеждена, что за несколько месяцев до смерти он разошелся с Ириной Хондой, и признается, что актер сообщил ей о переменах в семейной жизни еще весной: "Он позвонил и сказал: "Мне нужно научиться жить одному". Зная Витю, если он говорит такую фразу, значит, это как айсберг. Я взяла паузу – понимаю, что вопрос некорректный. Говорю: "Витя, а как же Ира? Ты что, один?". Этот вопрос про Иру и вообще про его жизнь я задала впервые. Он тоже, как Моэм, взял паузу и долго молчал, а потом говорит: "Да, я один".

    Друг Проскурина и его напарник по игре в бильярд, продюсер Марк Рудинштейн сожалеет о том, что вокруг ухода большого актера разворачивается такая некрасивая история. По его мнению, завещание на имя Смуровой могло быть написано под давлением. "Как могло случиться, что, имея дочь, имея жену, он отписал или подарил квартиру этой женщине?" – задается вопросом Марк Григорьевич и предлагает благородно отдать квартиру дочери актера Александре.

    Народный артист России Евгений Герасимов в свою очередь добавляет, что Проскурин очень переживал о невозможности отозвать завещание и не раз признавался, что находится в бедственном положении.

    Однако, по словам адвоката Ивана Миронова, при желании актер мог бы оспорить дарственную 2002 года, ведь такие договоры юридически уязвимы, но последней волей покойного было оставить квартиру на Покровке именно четвертой жене.

    Что ответит на претензии Ирины Смуровой дочь народного артиста Александра Бледная? Как оценивает ситуацию с наследством его пасынок Юрий Шилов? Почему Виктор Проскурин так и не смог отозвать дарственную и написать новое завещание? И смогут ли договориться последняя супруга актера с его четвертой женой? Ответы – в эксклюзивном интервью в "Прямом эфире".

    Новости