Новости проекта

    Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Неизвестная жена Виктора Проскурина выгоняет вдову актера из квартиры

    Неизвестная жена Виктора Проскурина выгоняет вдову актера из квартиры

    Сегодня на телеканале "Россия 1": вдова Виктора Проскурина нашла в себе силы дать эксклюзивное интервью в "Прямом эфире". Ирина Хонда откровенно рассказывает, как прошли 12 лет ее брака рядом с легендой кино и почему незадолго до смерти 68-летний артист и молодая жена приняли решение развестись. Вскоре после смерти Проскурина о себе заявила его неизвестная четвертая жена. Ирина Смурова сообщила о существовании тайного завещания актера, по которому именно ей принадлежит элитная квартира стоимостью 30 миллионов рублей на Покровке, в которой он и Хонда прожили 12 лет.

    "Я пришла сюда, потому что доверяю команде "Прямого эфира". Моя цель – сохранить достоинство – и свое, и Виктора Алексеевича", – начала интервью Ирина Хонда. Она рассказала, что была в Питере, когда у Проскурина случился приступ. При его заболевании – хронической обструкции легких, которым он страдал помимо онкологического, – скорая сразу заподозрила коронавирус. Актера отвезли "ковидную" больницу, где он через некоторое время и скончался. Однако по просьбе Ирины мужу сделали целых пять тестов, все они были отрицательными, и ей выдали об этом справку. Именно благодаря этому документу вдове разрешили устроить прощание – на учебной сцене родной для Проскурина "Щуки". "Людей было мало. Но если бы не пандемия, очередь стояла бы до Кремля", – уверена Ирина.

    20 июля они отметили бы 12 лет совместной жизни, но незадолго до смерти актера официально развелись. Проскурин последние два года говорил жене: "Тебе выгоднее быть просто моей женщиной, чем моей вдовой". Хонда сначала принимала это за шутку, но он настаивал, отказываясь объяснять. По словам Ирины, Виктор, хоть и не был гуленой, не хотел жениться ни на одной из своих жен: инициаторами брака всегда были "девочки". Ирине до сих пор кажется, что она на него надавила, когда они расписались в 2012-м, и вскоре после этого она сама предложила ему развестись – с тем, что если/когда он "созреет" для брака, то сделает ей новое предложение. Еще Ирина сообщила, что они собирались уехать в Испанию, продав ее питерскую квартиру и купив домик на новом ПМЖ, и это дешевле было сделать неженатыми. Чиновницу в загсе Проскурин заверил, что они вскоре снова к ней придут, и у него печати о разводе в паспорте так и не было.

    Именно необходимость срочно продать петербургскую квартиру вынудила Ирину уехать в северную столицу, и они предварительно обговорили это с Виктором. А потом она не могла вернуться, потому что Москву "закрыли". Когда муж перестал брать трубку, Ирина не сразу поняла, что случилось несчастье, а потом подняла на ноги всех друзей и те выяснили, что Проскурин в реанимации. Там ей сообщили, что к больному ее не пустят: "Через пять дней мне с Витиного телефона позвонили люди в скафандрах и дали на него посмотреть. Он меня слышал и даже рукой помахал, а потом звонил сам и писал на бумажке, что хотел сказать – говорить на ИВЛ не мог". Хонда считает, что не пускать родных в ковидные реанимации неправильно: можно одеть их в защитные костюмы и сажать потом на карантин, но страдающие люди не должны думать, что их бросили.

    Через некоторое время Проскурина перевели в обычную палату, он звонил ей и даже мог говорить ("Не очень разборчиво из-за трубочек, но я старалась делать вид, что все понимаю", – вспоминает Хонда), а потом опять исчез из WhatsApp – снова оказался в интенсивной терапии. Один раз ему там дали телефон. "На каком свете я нахожусь?" – был один из вопросов, которые, едва выговаривая слова, он задал жене. За несколько часов до смерти мужа Хонда импульсивно остригла волосы. А когда Проскурин умер, Ирине почудилось, что он зашел к ней в спальню в Питере, присел на кровать и потребовал: "Обещай мне, что будешь счастлива".

    Виктор неоднократно говорил, что хочет быть кремированным и развеянным по ветру, но никакого завещания и никаких распоряжений об этом нотариусу он не оставил, и Ирина решила, что в христианской стране и хоронить мужа она будет по-христиански. Однако собственноручные указания "кремировать и развеять прах над водой", написанные Проскуриным в 2004 году перед операцией на венах, есть у четвертой жены актера. Тогда же, опасаясь не пережить операцию, он написал завещание, оставив Смуровой все свое имущество, а позже официально – дарственной – перевел на нее квартиру. Так что юридически недвижимость принадлежит ей уже 17 лет.

    "Виктор Алексеевич дрался, бился, чтобы изменить ситуацию, но у него не получилось", – говорит Ирина и предлагает Смуровой ответить, почему Проскурин три раза с ней судился, почему проигрывал, и почему она была согласна "вернуть" ему квартиру, если он заплатит пять миллионов рублей. "Люди "с той стороны" дождались его смерти, и теперь квартира будет их", – резюмирует Хонда. Она признает, что по закону не имеет на недвижимость никаких прав, но считает, что по совести Смуровой надо бы квартиру продать и разделить деньги на троих с ней и дочерью Проскурина Сашей. Хонда утверждает, что на квартиру не претендует и просит лишь о возможности вывезти оттуда вещи. Кстати, по ее словам, Саша вообще ничего не знала о судьбе квартиры на Покровке, но тоже заявила, что "бодаться" со Смуровой не будет.   

    Почему именно Ирина Хонда занималась организацией прощания с актером "Ленкома" Павлом Смеяном в театре, где она и познакомилась с Виктором Проскуриным? В каких отношениях Хонда с Сашей? Что предложил артист Ирине, когда выяснилось, что из-за биологической несовместимости у них не может быть детей, и какое встречное предложение сделала ему Хонда? Какие проблемы создал ей фиктивный развод с Проскуриным и какие у нее планы на будущее? Ответы – в программе "Прямой эфир".

    Новости