Новости

"МУР" станет народной картиной

Студия "Дед Мороз", известная по фильмам "Ликвидация" и "Исаев", готовит для зрителей канала "Россия" новый подарок – многосерийный фильм "МУР", в котором Михаил Ефремов в роли сыщика Ивана Данилова будет бороться с бандитами в годы Великой Отечественной войны. Фильм, по уверениям создателей, обещает стать событием. Станет ли – покажет время. А пока мы встретились с продюсером картины Евгением Поповым и поговорили с ним о том, как идет работа над фильмом.

- Евгений, расскажите, с чего начинался проект "МУР".

- Мы всегда искали проекты как минимум события, с интересной концепцией. И когда я прочитал повести Эдуарда Хруцкого, к большому сожалению, покойного ныне, меня они очень увлекли как потенциальный кинопроект. Это семь повестей о сыщике Иване Данилове, но в первой и последней действие происходит в 18-м и 54-м годах соответственно, а между ними такая сердцевина, стержень – пять повестей, охватывающие военные годы, 1941-1945. Идея моя заключалась в том, чтобы схватить самое интересное для российского зрителя время, самое яростное - годы войны. И у меня сразу появилась мысль сделать их четырехсерийными блоками.

Я встретился с Хруцким, человеком эрудированным, просто кладезем информации о том времени. Он одобрил написание сценария, и мы начали работать. Каналу тоже понравилась эта история - пять сюжетов про работу Московского уголовного розыска в годы войны, объединенных одним сыщиком.

- Я знаю, что вы начинали работать с одним сценаристом, а в итоге сотрудничаете уже с другим. Почему так получилось?

- Да, мы начали работать с известным драматургом. Но написанная тогда первая редакция совсем нас не устраивала, по многим причинам, хотя она вполне устраивала канал. Мы же хотели большего от этого сценария, чтобы он "блестел". И когда канал уже был готов запускать проект, мы взяли на себя ответственность переписать сценарий. Набрали группу из трех драматургов, потому что было уже очень мало времени, надо было написать 20 серий заново. Эти три драматурга – это замечательный Одельша Агишев, легендарная фигура в драматургии, и его ученицы. Работа над сценарием шла до самых съемок, больше полугода. Это были постоянные встречи, обсуждения, мозговые штурмы, очень интересная и полезная работа.

- А чем не понравилась первая версия сценария?

- Я это называю "не верю". Очень много было недостоверности в преподнесении материала, в языке, в диалоге. А если у зрителя с первых серий возникает какое-то недоверие, то дальше он смотреть не будет. Когда мы писали "Ликвидацию", Алексей Поярков несколько раз ездил в Одессу. Он слушал эту речь, ходил по рынкам, ездил в трамваях, пока не понял логику этого языка, потому что там есть логика выстраивания фраз. И когда он это понял и начал мыслить по-одесски, он сразу написал финальную версию. Многие сценарии нельзя написать дома, только лишь общаясь с  Интернетом. К тому же у нас было ощущение, что нельзя быть рабом повестей и можно это сделать интересно, современно, зная, что в этом жанре уже многое было сделано, и постараться все равно удивить зрителя. К сожалению, откровений в первом сценарии не было, и это, наверное, его основной недостаток.
 
- Какие задачи ставились при работе уже над новой версией?

- У нас было очень много задач. Первая – чтобы люди посмотрели 20 серий, чтобы зритель не отрывался от экрана при том, что там пять разных сюжетов. Вторая - нам нужно было, чтобы в этой истории появилась интересная, за душу берущая лирическая линия, как минимум у главного героя. И мы очертили с режиссером сквозные линии, связывающие пять отдельных историй. Их было несколько. Первая – это, естественно, сквозной герой, который держит всю историю - он уже существовал. Вторая – лирическая линия главного героя, которая позволяет зрителю ждать следующего блока, следующего года войны. Третья линия, которая была придумана нами (у Хруцкого ее не было) - внешний враг, личный враг главного героя. И последнее – это внутренний враг, который присутствует рядом, но зритель не знает, кто это, и пытается его вычислить.

- То есть можно предположить, что в итоге вы достаточно существенно отошли от книжной основы?

- Да, это очень отличается от того, что написано Хруцким. Хотя многое и осталось - в основном это расследуемые дела. Но мы сделали, на мой взгляд, убедительную работу, потому что в каждом блоке есть что-то уникальное.

В 41-м году у нас появляется леденящая история, которая на самом деле имела место - это так называемое "дело о попрыгунчиках". О преступной группировке, члены которой надевали балахоны и в сумерках нападали на прохожих, причем передвигались они прыжками на специальных ботинках с металлическими пружинами и имели облик привидений.

Во втором блоке мы меняем место дислокации и перемещаемся в Подмосковье, в сельскую местность. Там у нас очень любопытная история про служебных собак, которые участвуют в поимке преступников.

Третий сюжет несколько эзотерический, очень женская история. Там сообщницей бандитов будет гадалка, а одной из наводчиц - очень интересная преступница, такая уникальная женщина, я бы сказал. Все это тоже имело место. Там же будет "дело врачей". Были такие банды во время войны, которые передвигались на машинах скорой помощи. Они подъезжали к продовольственным складам, из скорой выбегала медсестра и просила открыть ворота, ссылаясь на то, что у них в машине тяжело раненый и ему требуется помощь. Ничего не подозревающий сторож открывал, его убивали и грабили склад. Ко всему прочему, там есть очень интересная банда Циркача - тоже исторический факт. Один из руководителей банды окончил цирковое училище и использовал свои навыки при грабежах - прыгал на три метра, сзади захватывал жертву и душил.

В четвертом блоке все завязано на сотрудничестве и противостоянии НКГБ и уголовного розыска. Там же будет чрезвычайно опасная банда, вожак которой прятался в психиатрической лечебнице – захватывающий сюжет.

А пятый блок, 45-й год, – это уже кульминация всей истории: бенефис внешнего врага, развязка всех лирических линий. Опять же мы меняем дислокацию, переносимся в Крым. Мы снимали в замечательных местах - в Бахчисарае, в Феодосии…

- "МУР" - это уже третий столь масштабный сериальный проект вашей студии. У вас уже накопился определенный опыт, есть с чем сравнить. В чем специфика работы здесь по сравнению с предыдущими вашими фильмами?

- У нас каждый новый проект сложнее в производстве, чем предыдущий. "Ликвидация" – это 14 серий, работа в одной экспедиции в Одессе, практически безвылазно. "Исаев" – гораздо более сложная работа, потому что там два фильма по восемь серий, два разных сюжета. Соответственно, было очень много экспедиций. Здесь более многофигурная композиция, чем в "Ликвидации", и, естественно, более сложная в производстве. "МУР" – это еще более сложная история, потому что это 20 серий, пять сюжетов по четыре серии в каждом. Это проект очень длительный по производству.

- Почему на роль режиссера был выбран именно Эльер Ишмухамедов?

- Я всегда говорил, что есть режиссеры - их единицы, - в картинах которых бьется сердце, есть душа, какое-то тепло идет. У Ишмухамедова происходит это на экране, именно поэтому мы его и выбрали. Хотя мы встречались с очень многими режиссерами, общались - многим хотелось делать этот проект. У него как раз до нашей работы вышел довольно заметный сериал "Катя", который касался тоже периода войны. И мы его посмотрели и отметили, что есть свои плюсы и минусы у этой работы, но чего не отнять, так это как человек работает с тем временем и как он работает с артистами – это видно. И поэтому для нас вопрос был решен.

Надо сказать, что Ишмухамедов поначалу  не хотел работать на проекте "МУР". Он тоже посчитал, что сценарий, который был написан первым драматургом, имел существенное количество недостатков. Но когда он увидел в нас сообщников "преступления", то есть переписывания сценария практически с нуля, и понял, что многое можно поменять, он взялся за эту работу очень энергично.

- А как выбирали актера на главную роль? Михаил Ефремов все-таки не самая очевидная кандидатура в данном случае - образ Ивана Данилова несколько выбивается из его амплуа.

- На самом деле, примерно за месяц до съемок у нас на финишной дистанции осталось два актера: Маковецкий и Ефремов. Когда были видеопробы с ними, я про себя сказал, что Маковецкий замечательный, но увидев Мишу Ефремова отметил, насколько это непохоже на все его предыдущие роли, насколько это интересно. И я для себя решил, что Миша мне нравится больше. Но мы понимали, что Ефремов – это другой образ. И мы с Ишмухамедовым пошли на поводу у сценария, утвердили Маковецкого на главную роль. Ему очень нравился этот проект, он хотел на нем работать и очень активно участвовал в обсуждении сценария. Но где-то за две недели до начала съемок отказался, по многим причинам. И тогда в нашей жизни появился Михаил Ефремов. Это была и радость, и сложность одновременно. Когда Миша начал у нас сниматься, то мы поняли, что он очень похож в этом образе на своего отца. Это было очень любопытно. Но не использовать ту самую харизму, улыбку, народное нутро Михаила Ефремова мы просто не могли, мы посчитали необходимым кое-что переписать. Очень многое рождалось прямо на площадке. Мише были даны какие-то домашние задания, режиссер заставлял его импровизировать, очень многое придумывалось по ходу. И он настолько рвался играть у нас, что, надо отдать ему должное, сразу стал заниматься своей физической формой. Он делал все, чтобы подготовиться к этой роли, отбросил все свои предыдущие облики и работал на проекте очень серьезно.

Дело в том, что в произведениях Хруцкого и в самом сценарии была одна ловушка, которая заключалась в том, что Иван Данилов - это интеллигентный сыщик. А сейчас другое время и другой зритель, очень сложно на 20-серийном проекте увлечь зрителя думающим в кадре героем. Время штирлицев прошло. Сейчас зрителю необходимо постоянное движение, определенный ритм, он хочет резонансного героя. И поэтому я сказал сразу, что нам нужен артист с потрясающей харизмой, на которого зритель будет смотреть от начала до конца. Михаил Ефремов очень удивил нас на пробах, он был очень разный, и от него шла та самая энергетика, которая нам была нужна, та самая харизма.

- Ваш прогноз на будущее картины – какую нишу она займет?

- Проект очень интересный. Я думаю, что это будет картина очень зрительская, что она станет народной. За это говорит и народный образ артиста Миши Ефремова - в смысле любимый народом. К тому же у нас работают четыре классика советского и российского кинематографа на ключевых позициях: режиссер-постановщик Эльер Ишмухамедов, художник-постановщик Валентин Гидулянов, оператор-постановщик Ломер Ахвледиани, а также драматург Одельша Агишев. Поэтому нам кажется, что все получится.

Элина Захарян, Russia.tv