Новости

Марина Александрова: "Не хочу играть 18-летних"

 

 

Актриса Марина Александрова нужна всем. Кинорежиссеры хотят снимать ее в кино, театральные режиссеры хотят видеть ее на сцене, журналисты хотят подробностей ее личной жизни, зрители хотят смотреть на нее. И она активно снимается в кино, играет в театре, исправно дает желтой прессе простор для размышлений по поводу ее романов... Впрочем, последнее происходит против ее воли – о личном актриса с журналистами не говорит. Зато всегда готова поговорить о творчестве.

 


Сейчас Марина снимается в одной из главных ролей в фильме "МУР", где играет юную сотрудницу уголовного розыска. По слухам, ей даже придется петь блатные песни в одной из сцен. "Какой, должно быть, нетипичный образ для нее!" - наверное, подумали вы. Но нет, все как всегда – так, грустно вздыхая, сказала нам Марина. Впрочем, в перерыве между гримом и съемками она успела рассказать еще кое-что.

 

- Марина, расскажите для начала о своей героине.

- Я играю девушку Полину, которая в годы войны остается одна в Москве. И она находит помощника в лице Данилова - тот помогает ей выживать в военной Москве, берет ее на работу в архивный отдел МУРа. Она восхищается им, и это восхищение перерастает во влюбленность.

- Можно сказать, что это типичная для вас роль?

- Да. Это типично для меня - играть 18-летних, но все-таки хотелось бы уже чего-то другого.

- Вы сначала пробовались на роль отрицательной героини. Почему не срослось?

- Это, наверное, скорее к режиссеру вопрос. Но мне очень понравилась та отрицательная роль, потому что меня зритель такой никогда не видел. И вот только сейчас мне начали предлагать именно такие роли. Не то чтобы отрицательные, но роли героинь с непростой судьбой, просто глубокие роли. Не знаю почему, но здесь в итоге решили, что я сыграю Полину, трогательную молодую главную героиню.

- Чем вас привлек этот проект?

- Во-первых, это тема. К сценарию о Великой Отечественной войне изначально относишься как-то трепетно, читаешь уже как-то по-другому. Во-вторых, достаточно хорошо этот сценарий написан. В нем есть содержательная линия, есть развитие каждого персонажа, понятно, о чем мы хотим говорить со зрителем - что немаловажно. И, конечно, команда, которая это все делает – очень профессиональные и грамотные люди. Это и продюсеры, о которых можно судить по двум проектам, которые они уже сделали - "Ликвидация" и "Исаев", - и режиссер, конечно же, и команда, работающая на площадке.
 
- Наверное, во время работы над каждым фильмом складывается своя особая атмосфера. Какими вам запомнятся эти съемки?

- Вы знаете, я параллельно работаю сейчас еще на нескольких проектах, и здесь я просто отдыхаю душой, потому что погружаюсь в атмосферу старого хорошего доброго кино. Эльер Ишмухамедов, который снимал в советские годы прекрасные фильмы, Ломер Ахвледиани, известнейший оператор, художник-постановщик Валентин Гидулянов - все эти люди воссоздают, конечно, ту атмосферу старой школы. Даже не старого кино, а именно школы, когда вы все успеваете, но при этом никуда не торопитесь. Здесь нет этой спешки, ритма, в котором мы сейчас все живем, нет чрезмерной насыщенности событиями. Есть какая-то правильная отобранность, все ненужное отброшено. Поэтому здесь очень комфортно работается.

- Были ли какие-то нюансы и сложности в этой работе?

- Наверное самое сложное – это достоверно передать то время.  Мы ведь совершенно уже не знаем, что такое война. Достаточно непросто молодому поколению понять, как жили люди в тот очень нелегкий период. Я смотрю современные фильмы о том периоде и совершенно этому не верю. Так что вот это, наверное, и было самым сложным для меня – почувствовать то время и людей, в нем живших, и сыграть так, чтобы мне поверили.
 
- А есть образы, которые вы бы не смогли сыграть? Все-таки в кино у вас уже сложилось определенное амплуа, и эта роль не стала исключением. Может быть, в нем вы просто реализовываетесь наилучшим образом…

- Наверное, в кино есть какое-то амплуа, но театр раздвигает эти рамки, дает возможность быть такой, какой тебя никто не видел, экспериментировать с собой, а затем привносить это и в кино. Я сейчас снялась в одном необычном проекте, где играю такую смешную и нетипичную для себя роль серой мыши, книжного червя. Когда я читала сценарий, я сама себя не представляла в этом образе, но мой агент сказал, что надо соглашаться, потому что мне больше никогда такого не предложат. И я в итоге получила огромное удовольствие от этой работы. Но я понимаю, что если бы не мой театральный опыт, то я бы наверное не сыграла этой роли. А самое смешное было, когда на площадке мы снимали и люди, проходящие мимо, спрашивали – а кто актриса? Им отвечали – Александрова. А они просо не верили и говорили: "Не может быть, она же красавица, она же другая". Люди привыкли видеть меня в другом качестве, поэтому это, конечно, дико интересно.

- А есть какие-то персонажи в кино, на которых вы смотрите и понимаете, что хотели бы и смогли бы их сыграть, и, может быть, сожалеете, что это не вы сыграли?

- Я стараюсь вообще не жалеть ни о чем, потому что, на мой взгляд, к тебе роли приходят именно тогда, когда ты к этому готова. Поэтому если кто-то сыграл какую-то роль, которую тебе, может, и хотелось бы сыграть, то значит, она не твоя. Так что такого нет. Есть восхищение другими... Я вот, например, очень люблю следить за молодыми актрисами. Мне очень нравится Света Ходченкова, Лиза Боярская, Оксана Акиньшина, Света Иванова – мне всегда интересно смотреть их работы. И это, наоборот, даже каким-то образом подстегивает к своим раскрытиям и покорению новых ступеней.

- А чем вы сейчас заняты в театре? И в какую сторону хотели бы двигаться там?

- В этом сезоне у меня вышел спектакль "Джентельмен" по Сумбатову-Южину, там мы играем с Артуром Смольяниновым и Ольгой Дроздовой, продолжает идти "Горе от ума", "Три товарища", "Три сестры", "Крутой маршрут", "Бесы" - то есть у меня достаточно много спектаклей. Сейчас сезон подходит к концу, посмотрим, что будет в следующем. Но мне бы хотелось еще очень многое сыграть в театре. В первую очередь я хочу, конечно, прикоснуться к Шекспиру, потому что в нем такое количество страстей и эмоций, которых не может дать больше ни один автор.

- У вас такой насыщенный рабочий график. А на что вам не хватает времени?

- На изучение языков. Я очень хочу выучить французский язык в совершенстве, но не хватает на это времени. Но, честно говоря, скорее это все отговорки. Времени хватает всегда и на все, если ты только этого пожелаешь. Надо его просто правильно разграничить.

- Лето в этом году выдалось чрезвычайно жаркое, хочется бежать из Москвы. Куда бы вы сейчас уехали, если бы была такая возможность?

- Ох, куда-нибудь на юга… Я бы с удовольствием сейчас оказалась на каком-нибудь побережье. Я вообще очень люблю путешествовать, и если в сезон куда-то не уезжаю, то у меня начинается какая-то внутренняя истерика. Я такой человек движения, мне все время нужно что-то искать, смотреть. Стараюсь обязательно находить время для этого. Но это, опять же, просто вопрос правильного распределения времени.

Элина Захарян, Russia.tv