Новости

    Автор: Михаил Свешников

    Коппола: Мой любимый жанр – жизнь

    В Москву приехал классик мирового кинематографа, режиссер Фрэнсис Форд Коппола. Винодел, издатель журналов и владелец сети отелей в Италии, но главное - кинорежиссер, снявший всех "Крестных отцов", "Апокалипсис сегодня" и "Бойцовскую рыбку", привез в российскую столицу свой новый фильм "Между", где одним из героев стал знаменитый писатель-мистик Эдгар Алан По. "Между" - это мистический хоррор с Вэлом Килмером в главной роли, который Коппола позволил себе снять на собственные деньги.

    Визит мэтра начался 2 апреля, когда Коппола посетил экспозицию "Телевидение" Политехнического музея, где хранится первый электронный музыкальный инструмент терминвокс. 3 апреля режиссер лично представил свой новый фильм "Между". А следующий день он посвятил общению со своими российскими коллегам, проведя мастер-класс для молодых кинематографистов и круглый стол с российскими режиссерами. Но перед этим Фрэнсис Форд Коппола нашел время ответить на вопросы журналистов о новом проекте и творчестве. Для начала он прояснил, что "Между" – это  сочетание готического романа, очень личной для меня истории и отчасти - моя дань жанру хоррора, с которого я начинал свою жизнь в кино как ученик Роджера Кормана".

    После чего Копполе пришлось рассказывать о пристрастиях в кино, и о том, почему он предпочитает работать с мистикой: "Кто сказал, что люди должны смотреть только комедии или триллеры? Я уверен, что зрителю необходимо любое кино. Несмотря на возраст, я стараюсь интересоваться всеми жанрами - и комедией, и триллерами, и драмами. Работая над фильмом, я абстрагируюсь от жанров. И, нарушая правила, я снимаю то, что мне интересно. Но мой любимый жанр – жизнь".

    Еще один вопрос крестному отцу Голливуда был о том, какие сценарии он выбирает для работы. "Я пишу сам и бесконечно их переписываю. А я хочу подходить к кинематографу как к литературе. Ведь самые яркие, прекрасные произведения в литературе и театре созданы теми писателями, которые вложили в свои произведения душу. Например, во всех книгах Тургенева чувствуется его великая любовь к Полине Виардо. А ведь зритель, как и читатель, ждет откровений, поэтому так важно писать специальные сценарии, а не адаптировать чужие книги – чтобы вкладывать в них душу".

    Что ж, оставалось выяснить, вложил ли Коппола душу в новый проект. И как возникла идея экранизации По. "Однажды я был в Стамбуле и, прилично выпив ракии, заснул у себя в номере. И мне приснился довольно подробный сон, в котором были конкретные персонажи, их диалоги, действия, а потом появился Алан По. И тут раздался крик муэдзина, и я проснулся. Я очень хотел досмотреть продолжение, но, конечно, По больше не появился. Я записал эту сцену, и она вошла практически полностью в этот фильм".

    Продолжением разговора стала глобализация. Ведь если идея сюжета американского фильма о великом фантасте пришла режиссеру в голову на Востоке, значит, земной шар становится все меньше? "Мир действительно стал очень маленьким. Ребенком я жил в Калифорнии, а потом мы переехали в Нью-Йорк. И оказалось, что он очень отличается от Калифорнии. Например, когда я ел авокадо, на меня все смотрели, как на чокнутого. А сейчас Нью-Йорк отличается от Калифорнии не больше, чем Калифорния от Москвы. Но мне жаль, что культурные различия исчезают, я бы их сохранил.

    Тем, кто ценит и помнит творчество Марлона Брандо, было важно узнать, каким его знал Коппола, у которого актер сыграл знаменитого дона Вито Корлеоне в "Крестном отце": "Он был как большой ребенок. Ему нравились животные и дети, он любил простые вещи. Он был очень эксцентричен и невероятно талантлив. Сейчас принято говорить о гениях, но я их видел очень мало. Брандо – один из них".

    И, конечно, всех интересовало, как и почему юный Фрэнсис Форд решил стать режиссером. "У меня был старший брат, на которого я очень хотел походить – быть таким же умным, красивым, интересным. И в 15 лет я прочитал его книгу. Это был пьеса Теннесси Уильямса "Трамвай "Желание". Я был поражен настолько, что решил изучать театральное искусство и поступил в Йель. Однажды я пошел в кино, чтобы посмотреть фильм "Десять дней, которые потрясли мир", и я понял, что для меня важнее всего. Эйзенштейн изменил мою жизнь. Вскоре после этого я поступил в киношколу. Так, будучи страстным театралом, я посвятил себя кино".

    На вопрос, как он относится к 3D, режиссер огорошил присутствующих тем, что " 3D существовал еще в моем детстве, и я уже тогда хотел изобрести аппарат, чтобы можно было смотреть 3D фильмы без очков. Ведь я сам ношу очки, и во вторых мне неудобно, темно, глаза устают. Я даже "Аватар" смотрел без очков, надевая их только когда все становилось мутным. Вот и фильме "Между" я использовал 3D только в финале, где это обусловлено сюжетом. И мне все еще кажется, что гораздо важнее развивать сценарии и драматургию, потому что кино будут снимать и через 100 лет, эта перспектива интереснее, чем 3D"

    Не обошлось и без традиционных вопросов о Москве и о творческих планах. "Я люблю бывать в Москве, В этот раз я побывал в Политехническом музее, но не из праздного любопытства, а исследовал старые телевизионные устройства, готовясь к новому, крупномасштабному фильму о том, что было до войны и после нее. Но я не буду снимать его в Москве. Когда ты снимаешь в молодости такие фильмы, как "Крестный отец", теперь трудно с ними конкурировать. Единственное, что утешает, те фильмы когда-то тоже не считали такими уж хорошими". 

    Мария Свешникова, Russia.tv
    Фото Михаила Свешникова