Новости

Сергей Пускепалис: "Работать со мной - одно удовольствие"

1 апреля на широкий экран выходит психологический триллер Алексея Попогребского "Как я провел этим летом", получивший сразу трех "Серебряных медведей" Берлинского кинофестиваля. В преддверии премьеры обладатель одного из них, актер и режиссер Сергей Пускепалис, ответил на наши вопросы.

- Алексей Попогребский говорит, что этот фильм буквально расколол его жизнь на две половины. Для вас эта работа стала столь же значимой?

- Для меня любая работа с Алексеем – знаковая. Он везунчик, но помимо того, что ему сопутствует везение, это еще и очень вдумчивые работы. Это, безусловно, событие для участников его киногруппы, для зрителей, и для меня в том числе.

- Признание на "Берлинале" как-то изменило вашу самооценку?

- Вообще никак. Появилась только радость и гордость за наш российский кинематограф, за Лешу – огромная просто, потому что это все – его заслуга, от начала до конца, я так считаю. И оператора Павла Костомарова, конечно, группы. А мы что с Гришкой (Григорий Добрыгин – исполнитель второй главной роли в фильме – прим. ред.)?.. Да ничего!

- Ну, вы скромничаете!

- Ничего не скромничаю, совсем! Вы бы знали, сколько людей предпринимали усилия, чтобы все это снять… В общем, к получению "Медведя" я совершенно спокойно отношусь. Это же игра фортуны. Для этого кино вот так все удачно совпало. Это залог последующих инвестиций в компанию "Коктебель", в Алексея Попогребского – вот с этой точки зрения это здорово, и слава Богу, что все так произошло. А я что…

- Я знаю, что если для большинства членов съемочной группы работа на Чукотке была своего рода экстримом, то вы знакомы с этой местностью не понаслышке...

- Я 10 лет жил неподалеку, в поселке Билибино, в 500 километрах от города Певек, куда во время съемок прилетал наш самолет. Отец и мама там работали, и я детство провел на Чукотке. Для меня съемки были возвращением назад в детство, в юность, когда папа был жив. И я, помимо всего прочего, постоянно испытывал ностальгию, ведь все осталось таким же, как в тот момент, когда я уезжал - ничего не поменялось абсолютно.

- Играть в условиях Крайнего Севера и вечной мерзлоты было сложнее, чем обычно?  

- Это нормальная мужская работа. Это не курорт, да я и не подписывался на курорт, на отдых. Это был постоянный поиск, было много дублей, которые позволяла делать камера Red. Алексей что-то выбирал для себя, пробовал – все равно это эксплуатация организма, его реакций, его особенностей, до какой-то степени мазохизм. Это совсем не праздник...

- Говорят, вы получили травму на съемках?

- В самом финале просто неудачно потянул мышцу, надорвал чуть-чуть. Совершенно неуклюже подвернул ногу, хромал неделю – ничего страшного.

- Ваш герой с удовольствием ловит рыбу. А вы любите рыбачить?

- Люблю, хотя раньше занимался этим более активно, живя в Саратове. Сейчас так уже не получается. Сергей ловит рыбу в таких промышленных масштабах, а я больше люблю на удочку, посидеть тихонько, помедитировать.

- Вопрос, наверняка уже ставший для вас дежурным: как вы проводите лето?

- По-разному. Обычно работаю. Я вообще все время работаю. Я и забыл, когда отдыхал последний раз – просто не умею. Только если с семьей куда-то выбираюсь, и то через неделю, через две мне кажется, что жизнь мимо проходит. Прямо беда…

- Кстати, о семье. Ваш сын ведь тоже дебютировал у Попогребского, только в "Коктебеле". А сейчас Глеб снимается?

- Сейчас ему не до того, он активно учится у Сергея Васильевича Женовача, в ГИТИСе, на первом курсе. Постигает азы в надежных и умелых руках мастера.

- Я слышала, что еще после выхода "Простых вещей" вы планировали переехать в Москву, а вместо этого, покинув Магнитогорский театр, стали главрежем театра ярославского…

- Насовсем в Москву я никогда и не собирался. Но я здесь работаю, иногда живу, у меня много друзей. Я учился в Москве у Петра Фоменко, но психологически, морально я никогда не стану московским жителем – не хочу убивать свои силы на то, чтобы носить гордое звание москвича. Мне есть куда еще их тратить. А так после "Простых вещей" у меня действительно закончился контракт в Магнитогорске, мы взяли "Золотую маску" за "Грозу", и после этого уже я занимался кино: снялся у Веры Сторожевой в картине "Скоро весна", был чукотский проект, есть свои работы, которые я затеваю как режиссер. Потом последовало предложение из Ярославля, от Бориса Михайловича Мездрича, великого, уникального театрального продюсера, который изменил мое отношение к театру, к которому я по-прежнему отношусь достаточно иронично. В отношении театра ведь зачастую желаемое за действительное выдают, а это все же не учреждение, где горят сердца – это обслуживание зрителя.

- Вы сами - театральный режиссер, но с некоторых пор активно снимаетесь в кино. Каково вам работать в смежной области, да еще и под чужим началом? 

- Надо все же разделять артиста и киноартиста. Феллини снимал людей, которые не относились к этой профессии никак. Это были непрофессионалы. Киноартист – это все равно не артист. Это необходимый для режиссера объект, индивид, который так или иначе выполняет его задачи, вот и все. Поэтому здесь все очень просто: есть сговор с режиссером, полное доверие, взаимопонимание. Мне легче, чем остальным артистам: я сразу со стороны все вижу, все прекрасно понимаю, мне не надо объяснять миллион раз. Режиссер еще только подумал – а я уже сделал. Так что режиссерам со мной работать - одно удовольствие.

- Ну а для нас удовольствие видеть вас на экране. Желаем вам новых ярких киноролей и удачных театральных постановок!

- Спасибо!

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru