Новости проекта

Игра со смертью: откровения жертвы под гипнозом

Олегу Капаеву сейчас всего 22 года. В октябре 2016-го он попал в виртуальную игру, в которой пропагандировали уход из жизни. Парень уже готов был спрыгнуть с высотки, но его удалось спасти. В этой виртуальной игре участвовали сотни людей в возрасте от 12 до 45 лет. Им присваивались порядковые номера. Каждый день они должны были выполнять задания кураторов, последнее из которых – снять на видео и выложить в Сеть свой уход. Олег практически потерял память и до сих пор не понимает, как попал в секту. В "Прямом эфире" он под гипнозом попробует вспомнить все.

Третий год родители Олега борются за жизнь сына. Мать юноши, Ольга Капаева, говорит, что до сих пор боится и ходит за сыном следом. А тот по-прежнему совершает непонятные, импульсивные действия и ведет себя странно. Ольга обошла многих специалистов – психиатров, психотерапевтов, потратила кучу денег, но никто не может объяснить, что происходит с парнем. Говорят, надо класть в "психушку". "А он лежал уже в трех! У него все тело было изрезано: ноги, руки, торс", – со слезами говорит женщина. Олег ничего не рассказывал родителям, и порезов этих они не видели. Звонок незнакомой женщины – "Ваш мальчик летит в Москву, чтобы умереть" – застал их с мужем врасплох…

Оксана Николова, которая помогла спасти Олега, знала его лишь по Интернету, и в студии они увидели друг друга впервые. Оксана – мать двоих детей, работает тренером, и о гибели подростков узнала от одной из своих юных спортсменок, у которой ушел из жизни приятель – гениальный мальчик, студент университета. Тогда она и включилась в борьбу с "сайтами-убийцами", стала их мониторить. На одном из них увидела последнее задание Олегу и успела предупредить его родителей… Женщина уверена: даже если ваш ребенок дружит с хорошими ребятами и ходит по "невинным" интернет-сайтам и соцсетям, он не застрахован от "рекрутеров", которые завлекают молодежь в свои кровавые "игры".

Олег Капаев в студии программы рассказал, что оставил "обычное" образование, хотя учился в Москве на бюджетном отделении престижного технического вуза, перешел на самообразование и хочет поступить на актерский факультет ВГИКа. В "игру" вступил из любопытства, "играл" всего около 10 дней и считает, что стал жертвой нейролингвистического программирования, каких-то психологических и психиатрических приемов. Общался с ним куратор – "низкий монотонный мужской голос, возможно, измененный". Потом он находил в компьютере свои фотографии в позах и антураже, о которых ничего не помнит.

В 2016 году потерял дочь Сергей Пестов. Сейчас он – генеральный директор интернационального Центра спасения детей от киберпреступлений. Он подтверждает: есть немало групп, где детей склоняют якобы к самоубийству. На самом деле это – убийство, уверен Пестов. У организаторов – четкое стремление лишить ребенка жизни, и для этого используются разные психологические воздействия. Собирается информация-компромат на сам "объект", на его семью, а дальше начинаются манипуляции и шантаж, и участник "игры" уже не может из нее выйти. Организация Пестова спасает около 800 подростков в год, но и потом они периодически впадают в депрессию.

После гибели дочери в 2015 году активисткой борьбы со смертельными играми стала и Наталья Силкина. В ее группе родителей погибших детей – 60 человек. И по их общему опыту она предупреждает: опознать симптомы вовлеченности благополучного с виду подростка в страшные сети и приближения непоправимого несчастья практически невозможно! В студии она встретилась с Мариной Комаровой – мамой девочки, которую Наталье удалось спасти.

Первые упоминания об "организации" появились в 2013 году, сообщил Евгений Сулейманов специалист Лиги безопасности Интернета и Центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. Он и его коллеги обращались в правоохранительные органы, но там отмахивались от таких "пустяков". Только после первых случаев самоубийств на такие "группы смерти" стали обращать внимание. А Леонид Армер, руководитель проекта "Молодежная служба безопасности", утверждает, что обсуждаемые схемы были популярны в 2016-17 годах; их удалось искоренить к середине 2018-го после принятия новых законов.

Между тем Филипп Лис, организатор "игры", чуть не погубившей Олега Капаева, продолжает свою деятельность в Интернете. Он, не стесняясь, признает, что сам решает, кому жить, а кому умереть, причем считает свою миссию благородной: "Планете не нужен биомусор, эта ненужная биомасса. Она портит мир и окружающую среду". Однако Николова утверждает, что Лис – мелкая сошка, не он придумал эту игру, и боссы сдали его, когда поднялась шумиха: Филипп получил 3 года и 4 месяца за доказанные криминальные эпизоды, но недавно освободился досрочно. Он пришел на программу, но выйти в зал и посмотреть в глаза своим жертвам отказался. По Скайпу же заявил, что раскаиваться ему не в чем.

Как Олег Капаев попал в смертельную "игру"? Какие задания участникам давали на ее сайте и как было организовано его последнее задание? Кого, по мнению психиатра, легче всего вовлечь в подобные роковые игры? Почему многих погубленных такими сетями детей так и не нашли? Кто стоит за интернет-убийцами и кто должен с ними бороться – общественность или государство? Ответы – в "Прямом эфире".

Новости