Новости

Николай Ефремов: "Белая гвардия" - мой шанс

Николай Ефремов – сын Евгении Добровольской и Михаила Ефремова. Но это еще не все. Николай Ефремов – актер. До сих пор ему доводилось играть лишь второстепенные роли, но фильм "Белая гвардия" стал поворотным в его биографии. Молодому актеру, студенту первого курса ГИТИСа, доверили сыграть одну из главных ролей в компании с самыми маститыми актерами – роль Николки Турбина. С учебой в ГИТИСе на этом пришлось расстаться, однако Николай уверен, что эта работа дала ему не меньше. 

- Расскажи, как ты получил роль? Состав актеров все-таки нешуточный.

- Я очень долго проходил пробы. На момент, когда меня на них пригласили, я успел очень давно, еще в школе посмотреть где-то полспектакля "Белая гвардия". Так что роман надо было осилить за три дня. И у меня был огромный такой том, который я еще дочитывал в маршрутке, когда первый раз ехал на Мосфильм. На первых же пробах меня постригли (чего я совсем не ожидал), надели костюм. Мы читали текст, специально написанный для проб режиссером – его нет нигде больше. А перед тем, как мы начали играть, он двадцать минут погружал нас в то время.

- Каким образом?

- Рассказывал о том, что происходило и какие были люди. Неиспорченные, простые, чистые. Потому что не было таких соблазнов, которые есть сейчас. Их надо было убрать, вообще забыть о них на время.

После этого мы начали играть – и это были самые быстрые пробы в моей жизни, всего один дубль. Потом я еще раза три-четыре ездил в Санкт-Петербург - утверждали костюм, меня в интерьере с оператором, пару раз ездил пробоваться с актрисами. А на последних пробах, когда уже все было ясно, Сергей Олегович сам уже устал, потому что я там все играл-играл свое, и говорит: "А теперь давай как Мышлаевский". Я сыграл в манере Мышлаевского - и он отпустил меня домой в Москву.

- Это твоя первая серьезная роль - было волнение, боязнь не справиться?

- В самом начале - конечно же, когда у меня было всего полгода института за спиной, то есть кое-какая база имелась, но этого было недостаточно. Но я понял, что Сергей Олегович очень мудр и что мне просто надо его слушаться и полностью ему подчиниться. Моя игра – это полностью его заслуга. И если бы он по полчаса меня не погружал в то время, ничего бы не получилось. Я понимал, что, например, с Константином Юрьевичем они тысячу лет знакомы и знают, как друг с другом работать. А я тогда еще не знал и, поскольку у меня нет образования, работал инстинктивно. Хотя я с двух лет в театре - наблюдаю, что там происходит, и живу в такой семье, посмотрел много спектаклей и фильмов, и жизненный опыт кое-какой есть. Я ведь знаю, как я могу жить, могу многое себе позволить, но мне ближе другое - мне ближе улицы, лавки, подъезды, нежели клубы, тачки и всякая прелесть.

- Как тебе работалось в таком серьезном актерском составе?

- Михаил Пореченков в одном интервью сказал очень хорошую фразу о том, что мы здесь собрались своей хорошей компанией, такой актерской семьей и спокойно и качественно делаем свою работу. Там никто не торопился – это редкость в век продюсерского кино.

А что касается меня, то все люди, которые там снимались, знают меня с пеленок. Поэтому создалась какая-то такая добрая атмосфера, за общее дело. На других съемочных площадках я не встречал такого единения. А там, на "Белой гвардии", все были как семья, все заодно. Мы там все друг друга называли по имени-отчеству.

- К вопросу о семье - в "Белой гвардии" играет и твоя мама, Евгения Добровольская, ранее ты снялся в "Книге мастеров" с папой. Как складывается ваше общение на площадке – родители дают советы, наставляют?

- Нет. На съемочной площадке мы взаимодействуем именно как коллеги, мы работаем. Могу и я что-нибудь дельное сказать.

- А чувствуешь ответственность за то, что принадлежишь к такой актерской династии? Тебя это тяготит или наоборот помогает?

- Наконец-то я в свои двадцать лет, недавно буквально, избавился от какого-то тяготения, зависти к кому-то. Потому что мы все - разные люди, отдельные личности, и у каждого свой путь. Я помню раньше, лет в 16-17, я думал: "Ой, какая у меня высокая планка! Мама, папа, а дедушка – ой, что же делать? Умереть - не встать!". А потом понял, что надо просто работать и все. Но да, всю свою жизнь я чувствую ответственность, и мне все время напоминают об этом. Посторонние люди где-нибудь в магазине могут попрекнуть…

- Уже узнают на улицах?

- Есть же какие-то фотографии в журналах или еще где-то, и люди, которые живут чужими жизнями, интересуются, – они узнают, да. Но это, на самом деле, очень помогает держать себя в форме, я благодарен этим людям. Я запомнил такую вещь еще с учебы в киношколе: нам сказали, что люди, которые говорят "ты молодец, все отлично, ты классный", - им вообще наплевать на тебя. А люди, которые ругают, - делают это во благо, потому что хотят, чтобы ты понял.

- Твой герой рискует жизнью ради своих идеалов. Ты мог поставить себя на его место в сегодняшних условиях? Сейчас все внезапно стали социально активными, за что-то борются. Тебя эта волна тоже накрыла?

- Я пропускаю мимо себя все эти волны, политика мне неинтересна. Если бы люди просто делали то же самое - каждый бы работал, пил, ел, танцевал, играл в футбол, - но все это без денег, тогда была бы взаимовыручка, любовь, добро и свет. Люди видят, что что-то не так, а что не так – понять не могут. Они думают, что проблема во власти, проблема в каких-то отдельных людях, а проблема в них самих. Я не завишу от власти в собственной голове - я свободен. Тебе неудобно жить, неприятно жить? Все это в твоей голове!

Каждый человек должен найти в себе свет, понять, что он хочет делать в этом мире, свое предназначение. Бывают люди, которые всю жизнь живут жизнью других: есть только друзья-подружки, и они пожирают друг друга, но сами ничего не делают для себя. А если кто-то умрет, то что потом? Человек просто будет всю жизнь сидеть смотреть в небеса? Потому что он сам за это время не научится жить, а потом будет слишком поздно учиться.

- Съемки в "Белой гвардии" стоили тебе учебы в ГИТИСе. Чем еще ты пожертвовал ради это работы? Например, я слышала, что тебе пришлось худеть для роли – это правда?

- Да, и не раз. Там перерыв был полгода, и меня тогда разнесло, а потом обратно собрало. Я немного переборщил с худобой, и, когда приехал в Киев, мне сказали: "Ты с ума сошел, не смонтируется!". И Константин Юрьевич повел меня в ресторан отъедаться вкуснейшей украинской пищей.

Но я понял, что "Белая гвардия" - мой шанс, и я схватился за него, пошел ва-банк. Я больше жил им, чем собой. То есть собой я жил так: приходил вечером в гостиницу, в душ и спать. Потом вставал утром, одевался и ехал на площадку. И там я жил уже с этой семьей, с этими людьми – с Еленой, с Аннушкой, с Лариосиком.

Для меня это очень важная работа. Алексей Валерьевич Серебряков говорил в каком-то интервью, что это будет актуально и через пятьдесят, и через сто пятьдесят лет, как "Война и мир" и "Тихий Дон".

Элина Захарян, Russia.tv