Новости

Лидия Федосеева-Шукшина: "Зритель меня любит"

Лидия Федосеева-Шукшина ни минуты не сидит без дела. Она по-прежнему много снимается, играет в антрепризе, участвует в фестивалях. Сейчас актриса работает на площадке фильма "Сердце матери". Нам удалось поговорить с Лидией Николаевной прямо на ее рабочем месте. Уютно устроившись на кухне московской квартиры, где идут съемки, она попросила зажечь весь свет – "чтобы глаза было видно" - и начала свой рассказ.

- Моя роль небольшая, я играю бабушку, добрую, хорошую, но которая маленько с дочкой конфликтует - в том смысле что дочка, вместо того чтобы по всем правилам после рождения ребенка пойти в декретный отпуск, пошла на работу. Играет ее Ольга Будина, замечательная артистка, я ее очень люблю, может, поэтому и согласилась сниматься. С Олей хорошо работать. Раньше мы на одной площадке не пересекались, но как-то сразу нашли контакт, почувствовали себя дочкой и мамой. Мама, естественно, недовольна, так как надо с ребенком сидеть, нянь никаких нет, а сама мама проживает где-то под Брянском. В общем, неудобно ей. А дочка следователем работает, работа тяжелая, в милиции, с утра и до глубокой ночи. Мать ее ругает, воспитывает, тем более что там история жуткая, в конце концов. Ну, в общем, такая симпатичная героиня – мне теперь играть - не переиграть этих бабушек.

- А вы сами какая бабушка?

- В жизни я плохая бабушка, потому что, к сожалению великому, я не нянчусь с внуками. То есть мы видимся, разговариваем, я им всячески помогаю, но вот сидеть с ними я никогда не сидела – как-то так получилось. Работала много... Сейчас мы только по телефону переговариваемся или куда-то очень редко выезжаем вместе. К счастью, у меня дочки все понимают – что Оля, что Маша. Они молодцы, я им благодарна, что они меня не терзают.

- А чем же тогда заняты ваши будни?

- Часто на фестивали приглашают в жюри. Я, например, президент фестиваля "Виват кино России!", который проходит в Питере. В этом году ему уже 18 лет исполняется – вот на днях выезжаю туда. И издательским делом занимаюсь, книги издаю, много езжу, много встреч со зрителями. Вообще, не люблю выступать, давать интервью, но волей-неволей приходится это делать. Особенно если – впрочем, так в основном и бывает – это связано с Василием Макаровичем. Не могу я отвечать на вопросы про него, не могу. Тем более что в прошлом году было его 80-летие. Встреч было очень много, вся Россия отмечала юбилей Шукшина. А в Сибири просто огромный фестиваль был, посвященный Василию Макаровичу - поклон всем, кто в нем участвовал. Шукшин – это же Россия. Это совесть России, это ум, честь и гордость России – так было сказано классиком не о Шукшине, но можно и к Шукшину это применить.

- Вас до сих пор много и охотно снимают. Вам интересны ваши нынешние роли? Или самые яркие работы остались в прошлом?

- Сейчас, понимаете, если есть предложения, то это небольшие роли, сейчас на нас не пишут. Но слава богу, до сих пор бывают яркие роли. Вот недавно мне попался замечательный сценарий четырехсерийного фильма "Женить миллионера" Владимира Краснопольского. У меня там главная роль, такого комедийного плана, и я просто в ней купалась. Это мое, такой характер авантюрный. Я только закончила сниматься, сейчас идет озвучание, я еще не совсем отошла от этой работы, и вот – я уже здесь. А здесь – тоже очень симпатичный режиссер, я впервые с ним работаю, и работать приятно. Просто сейчас молодые совсем по-другому снимают, они мобильны, они всю сцену не репетируют: раз, кусочек, еще - они все смонтируют. Они живчики такие… А вот Краснопольский – это школа другая, и мне она очень дорога, потому что это моя школа – она чуть-чуть постарше меня, на 5 лет, это не имеет значения. Тоже вгиковская школа, но немного иная. Мы репетируем, мы с текстами сидим, а здесь, на "Сердце матери", сходу снимаем – полное доверие актеру идет, и для меня это очень важно. И простор для импровизации есть, что я обожаю. Есть режиссеры, с которыми я работала, не буду называть имена, которые - боже упаси, ничего менять не разрешали, ни слова в сценарии, даже если не сами его писали. У меня подход другой, шукшинский. Нравится тебе, тебе так удобно? Ради бога! Может, я не точно написал? Говори тогда так. И не только мне он так говорил – всем актерам, с которыми работал. Или, я помню, Михаил Абрамович Швейцер, работая над Толстым, над Пушкиным, мог что-то себе позволить, какие-то отступления от текста. И я не слышала отзывов негативных об этом. Не так уж у нас много пушкиноведов, толстоведов, и в итоге все получалось симпатично.

- Вы говорите, что не любите давать интервью, выступать. Значит ли это, что вам не важна обратная связь со зрителем, не интересна реакция на ваши работы?

- Я не люблю выступать по телевидению, не хожу ни на какие программы, мне это неинтересно. Но при этом я точно знаю, что зритель меня любит. Знаю, что я хочу для них делать что-то такое, что вошло бы в душу, в сердце, а просто так попиариться или желтую прессу удовлетворить желания нет… Я просто люблю и хочу работать. Я еще, помимо всего прочего, в двух антрепризах участвую, так что работы мне достаточно, слава тебе, Господи. И дети меня любят, и семья меня любит. И это счастье, потому что меня всегда все ждут, все приглашают. На встречи, поговорить, посидеть на кухоньке - это замечательно. Хотя вообще я с друзьями встречаюсь нечасто. Я люблю уединение, люблю свою квартиру – она осталась такая же, какая была при Василии Макаровиче, никакого модерна. И всем это очень нравится – эти половички, иконочки… Это все такое родное, любимое. Не просто же так знакомые, забежав на 15 минут, остаются на три, четыре, пять часов… Ну и хорошо, и слава тебе, Господи. Не удается только что-то приготовить своими руками, но сейчас все в магазинах есть, в ресторанах, всегда можно что-то заказать. Так что все, что мне надо, чего мне хочется, у меня есть, и это действительно счастье.

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru