Новости

Подвиг - это преодоление самого себя

Из дневника капитана экипажа Владимира Шарпатова:

"...Стены белые, крутые,
А в зените солнца диск.
Здесь законы все иные:
Ходят рядом смерть и риск.
Гул родного самолета
Снится, снится по ночам…

Три месяца как мы из дома и 40 дней как здесь. На обед сегодня один тростник. Осталось только пять ящиков воды.  На таком "топливе" через пару недель, наверное, не сможем передвигаться.

С утра пришел старый проповедник, который хотел выучить нас Корану и сделать из нас мусульман. Взамен обещал походатайствовать о нашем освобождении. Я высказал свое сомнение…"
   
Из дневника капитана экипажа Владимира Шарпатова:

"Приснилось, что лежу в гробу. Покойница тетя Нюра оббила его темно-синим бархатом. Не заколочена только доска у головы. Мимо проходят какие-то люди, одни с безразличием, другие неодобрительно покачивают головами. Я прикинулся мертвым и думаю: хорошо, что сделал гроб про запас... Проснулся. У нас все беспросветно. Хочется однажды не проснуться...

В 4 ночи стало плохо Саше Здору. Боль в животе. Всего трясет. Я - часовому: "Быстро доктора!" Тот не пошевельнулся. Да и какой тут доктор? Вообще все сильно сдали. У Рязанова – сердце. У меня началась желтуха. Бессонница. Пытаюсь не показывать вида. Но как?" 
 
Из интервью директора Научного Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского Зураба Кекелидзе:

"Конечно, всему экипажу здорово досталось. Были у ребят и разборки, и мысли о суициде, и частичная утрата здоровья. Но больше всех пострадал Шарпатов...  По законам развития чрезвычайных ситуаций первым на заклание всегда идет командир, у него ведь ответственность за людей, и она сводит с ума. Не каждый с этим может справиться, только тот, у кого внутри есть стержень. Шарпатов справился. И экипаж справился вместе с ним, благодаря ему".

Андрей Кавун (режиссер): "Готовый фильм я Владимиру Шарпатову уже показал. Он не сказал ничего, просто встал и пожал мне руку. Но в ходе работы над фильмом он со многим не соглашался. Говорил, например: "Нет, я там не плакал". А я ему объяснял: "Я должен рассказать вашу историю так, чтобы зритель прочувствовал то, что чувствовали вы, понимаете?" Но он не хотел понимать, и это нормально, никто не хочет выглядеть не героем.  А там – в Кандагаре каждый из летчиков в какой-то момент оказывался совсем не героем. Но ведь герой – не тот, кто никогда не боится, герой тот, кто преодолевает свой страх! Подвиг - это преодоление самого себя". 

Из интервью командира экипажа Владимира Шарпатова:

"16 августа, была пятница, у мусульман выходной. Нас доставили на аэродром для починки самолета. Мы должны были поменять колесо. Где-то в полдень смотрю: охранники, начальник караула, начальник тюрьмы пошли через взлетное поле молиться. Подбегает бортинженер: "Ну что, командир, попробуем?". Попробуем!  Медленно выруливаю по центральной рулежке, на ходу запускаем третий и четвертый двигатели... А навстречу нам уже несутся два "Урала" и автобус..."