Новости

Сергей Урсуляк: "Съемки кино - одно большое ухищрение"

 - Сергей, вам пришлось немало поездить, снимая этот фильм. Где вы были, какие экзотические места посещали?  

-  К сожалению, Максим Максимыч Исаев не был ни в Египте, ни в Тайланде, ни на Луне. Он был в основном в Москве и в Таллинне – Ревель тогдашний. В общем, мы снимали Москву и снимали Таллинн. Поскольку Москвы 20-х годов не осталось, то нам приходилось выстраивать ее по кусочкам. Для этого мы использовали  частично Подмосковье, частично места под Питером, Ярославль, Кострому и город Тутаев. 

- Декорации строили или смогли найти что-то похожее на 20-е годы?  

- Мы искали объекты, у нас очень дробная картина, и строить декорации не имело смысла. Но что- то достраивали, конечно. В основном мы искали реальные объекты, которые можно додекорировать и таким образом использовать под нашу картину. 

- Съемки исторического кино всегда требуют каких-то ухищрений. У вас были свои маленькие хитрости? Как спрятать провода, асфальт превратить в булыжную мостовую…  

- Съемки кино, особенно кино исторического – это одно большое ухищрение. Потому что, начиная от лиц, которые изменились со временем, типажей, которые поменялись, глаз, которые имеют другое выражение, заканчивая, так сказать, просто улицей, которая по другому оформлена, все по-другому - сплошные ухищрения! Поэтому снимать картину, особенно такой протяженности, это просто пытка. 

- Даниил Страхов чем-то похож на Вячеслава Тихонова, вам не кажется? Это был осознанный выбор такого типажа?  

- Может, подсознательно я о чем-то таком и думал. Но фокус в том, что лица молодых сегодняшних актеров, очень хороши для программы, где бьют по морде, про ринг, но не очень хороши для изображения каких-то мыслей. Там, где интеллект, там все сложнее. И в связи с этим выбор у меня был небогатый. Даниил Страхов – один из тех актеров, которые могут в кадре производить впечатление человека думающего. 

 - Как у вас решился вопрос с саундтреком? Правда, что вы решили использовать музыку Микаэла Таривердиева?  

- Это не слухи. Микаэл Таривердиев – это один из самых близких мне людей, несмотря на разницу в возрасте, разницу в положении я был тогда молодым режиссером, а он был маститым композитором. У нас с ним были очень хорошие товарищеские отношения, я сделал с ним фильм "Русский регтайм", "Летние люди". Потом, уже после его ухода, с его музыкой я сделал фильм "Сочинение ко дню победы", и, говоря откровенно, мне очень не хватает его не только человечески, но и музыкально. Поэтому когда зашел разговор об этой картине, я подумал, что хорошо бы использовать тут музыку Таривердиева, естественно, не "17 мгновений весны", а музыку, которая малоизвестна или не известна вовсе. Вероятно, так и будет, по крайней мере, я отбираю музыку. 

- Ваш фильм наконец расскажет нам, почему Исаев стал разведчиком?

 - Я думаю, что внутренние мотивы Исаева нам известны не станут. Просто мы увидим, каким был Исаев молодым. Но я бы не протягивал нить к знаменитому фильму Татьяны Лиозновой. Как романы Семенова по-разному написаны, так и фильмы сняты. Поэтому фильмы должны быть разные. И больше того, по тем романам, по которым мы снимаем фильм, уже были сделаны картины. В разное время, разными режиссерами, так что если сравнивать Исаева - так уж с этими картинами. "17 мгновений весны" - великая картина, которая бывает раз в 50 лет. На нее нужно ориентироваться, но нельзя пытаться ей соответствовать, нельзя пытаться просчитывать будущее нашей картины. Наша задача те 10 месяцев, которые мы снимаем, стараться изо всех сил, брать хороших актеров и требовать от них полной отдачи.

По материалам пресс-службы телеканала "Россия"