Новости

Бурная молодость Максима Щеголева

Ради роли афериста Стаса Жданова в теленовелле "Кармелита. Цыганская страсть" актер Театра Луны Максим Щеголев преобразился целиком и полностью – повзрослел, посолиднел, открытую мальчишескую улыбку сменил на хитрый прищур, джинсы и спортивную куртку – на строгий костюм, лихой чуб - на "политический зачес". В новом образе его не узнают даже хорошие знакомые.

- Максим, как ты согласился на такую малосимпатичную роль?
 
- Когда я узнал, что сериал снимает Леночка Цыплакова, то сразу решил: если меня возьмут, отказываться не буду. Когда кино снимает человек такого масштаба, проект просто не может быть плохим.
 
- А герой-то может. Жданов – какой-то опереточный злодей, состоящий сплошь из недостатков. Разве такие бывают?
 
- Герой, конечно, у меня не подарок, но это даже к лучшему - отрицательных персонажей играть интереснее. И потом, Стас - хороший бизнесмен - это раз. И он искренне любит Кармелиту, готов из-за нее от многого отказаться, изменить свою жизнь – значит, не совсем уж он пропащий.
 
- Ты подарил своему герою какие-то свои качества, привычки?
 
- Вообще у нас мало общего. Но одну привычку я ему передал: я курю 13 лет, и он вслед за мной. Хотя надо с этим завязывать. А то с 14 лет смолю – тогда-то были гаражи, девчонки, хотелось быть большим и важным, а сейчас попросту не могу бросить.
 
- Девушки, гаражи, сигареты - чувствуется, юность была бурной…
 
- Да не то что бы. Я в школе хорошо учился. Хотел быть стоматологом. У меня мама врач, она увлекла меня биологией, анатомией - это действительно казалось мне интересным. Но так получилось, что я поменял школу в 9-м классе и автоматически пролетел мимо медали. И во мне зародился протест. Я учебу не бросил, но и из шкуры вон не лез. В аттестате у меня было всего две "четверки" - по русскому и физике. Но в медицинскую академию в Воронеже я уже не стал поступать.
 
- Проснулась тяга к перевоплощениям?
 
- Еще нет. Просто чтобы я не попал в армию, знакомая актриса из воронежского ТЮЗа посоветовала поучиться актерскому ремеслу: мол, не понравится – на следующий год поступишь, куда захочешь. Я пришел - меня взяли. Данные хорошие были, и я ко всему прочему хорошо танцевал - занимался бальными танцами 10 лет, кандидат в мастера спорта.
 
- Так ты еще и танцуешь! Не хотел сделать танцы своей профессией?
 
- Всерьез нет, но я работал в клубах ночных, танцевал – просто зарабатывал деньги. Хотелось быть материально независимым от родителей – и танцы это позволяли.
 
- Танцы в клубе действительно дают финансовую независимость?
 
- (Пауза). Да были такие танцы... Ну, те самые… Но не только они и недолго. Это все же сложно. Нужно обладать прочной шкурой, чтобы заниматься этим. Плюс у меня и другие заработки были: в 13 лет меня пригласили в модельное агентство, и я подрабатывал как фотомодель, рекламировал одежду. Самая серьезная работа такого рода была в Москве в 2002 году – для автосалона делали рекламу новой модели мерседеса.
 
- Ты начал учиться в Воронеже, а закончил ГИТИС в Москве. Как это получилось?
 
- Как раз в одном клубе услышал, что к нам приезжает Проханов с Театром Луны и что он будет набирать на свой курс в ГИТИС мальчиков. По иронии судьбы привезли спектакль "Ночь нежна", в котором я сейчас играю. И я пришел, показался, меня пригласили сдать экзамены. А я засомневался - у меня на тот момент в жизни и так все было нормально. Я решил посоветоваться со своим педагогом. Она сказала: "Нет, ни в коем случае!". А потом на экзамене по мастерству мне единственному со всего курса поставила "тройку". Самолюбие мое взыграло, и я в тот же вечер сел на поезд и укатил в Москву. Молодой, горячий был. Прошел конкурс и был принят сразу на второй курс.
 
- Как Москва встретила?
 
- В Москве началась совершенно другая жизнь. Я до этого в столице был только один раз, а тут новые люди, новый город, у тебя ничего нет. Но меня поселили в общежитие квартирного типа, вскоре пригласили в детский спектакль Театра Луны "Фанта-инфанта". И вообще Сергей Борисович нам помогал очень, денег давал, говорил: "Станешь известным – вернешь". Может, только в конце обучения уже не так хорошо нами занимался, как хотелось бы – заканчивали мы достаточно сложно, у нас не было полноценных дипломных спектаклей, и мне этого не хватало.
 
- И тогда ты отправился учиться мастерству к Анатолию Васильеву?
 
- Не совсем. Тут вообще странная история была. Я сперва хотел во МХАТ после ГИТИСа поступить, к Алле Покровской – о том, как она учит, легенды ходили. Я четыре раза приезжал ко МХАТу, но меня то охрана не пропускала, то я опаздывал, то не попадал в десятку. Как будто судьба останавливала. И вот я в очередной раз несусь в Камергерский, опаздываю. Вокруг толпа народу, все бегут куда-то. И вдруг при всем этом мельтешении идет поп – огромный, в рясе, с крестом, лицо светлое. Я его увидел, и у меня внутри голос: "Максим, остановись!". Я успокоился, не торопясь дошел до МХАТа, сел на лавочку, закурил. И тут звонит актриса из Воронежа, та самая, что когда-то направила меня на актерский путь, и говорит: "Я в Москве, завтра иду показываться к Васильеву – хочешь со мной?" А я тогда о нем и не знал толком ничего. Мы показались, он пригласил меня в творческую лабораторию, и опять началась новая жизнь.
 
- Как воспринял это Проханов?
 
- Год я скрывал от Сергея Борисовича, что я там, а Васильев все время настаивал, чтобы я ушел из "Луны". Я метался меж двух огней, а потом меня ввели в спектакль "Погребение Патрокла" по "Илиаде", и у нас были запланированы гастроли по Португалии на две недели. А в "Луне" я тоже играл в спектаклях. И я пришел к Проханову в кабинет, сто раз сквозь землю провалился - вместе ведь уже прошли огонь, воду, и медные трубы, дважды он мог выгнать меня с курса,  но не стал. Думал, на этот раз точно уволит – двойная жизнь никому еще не прощалась. Но нет, он вошел в положение. И потом я в течение трех лет работал в двух театрах одновременно, пока Анатолий Александрович не оставил Россию, а заодно и театр. Этого его поступка я не понял до сих пор.
 
- Тем не менее в театре Васильева ты получил интересный опыт, были хорошие роли, мало того, именно там произошла судьбоносная встреча с будущей женой.
 
- Да, это я помню как сейчас. Я только-только пришел в театр, еще никого не знал. Сидел как-то в буфете, и тут открывается дверь, и входит Алла. И у меня только один текст в голове: "Это ОНА!". А у нее другая история была. Когда я пришел в театр, один из актеров сразу побежал в гримерку к девчонкам и сказал почему-то именно ей: "Иди встречай, твой муж пришел"... Я долго добивался этой женщины. На гастролях в Португалии нашел цветочный рынок и дарил ей цветы – но так, чтобы она не узнала, от кого они. Ставил каждое утро под дверь номера вазу. У нее были еще поклонники, и мне было интересно, угадает она или нет, от кого букет. Кстати, очень жаль, что сейчас ушел этот момент завоевания женщины – время, наверное, такое. А мне интересно добиваться своего – я же упертый, телец (смеется).
 
- В свои двадцать шесть ты уже трижды отец…
 
- Да, у нас с Аллой две девчонки. А еще у меня есть сын внебрачный, ему 6 лет. Недавно мы отдали его на плаванье, и буквально через 2 недели занятий с инструктором он поплыл сам. В этом он на моего папу похож - он занимался подводным плаванием, мог лежать на любой воде, нырял, как Ихтиандр. Он же у меня во флоте служил, ходил на подводной лодке.
 
- Чувствуется, ты им гордишься...
 
- Да, он был настоящий воин. Ему очень шла форма, и когда младшие чины ему отдавали на улице честь, я был страшно горд. И тем, как он плавает, тоже гордился. Отец любил пугать маму: уходил под воду на несколько минут, мама забегала в море его искать, а он подплывал, хватал ее за ноги. Наша последняя поездка всей семьей на море была в 1999 году – мы как раз были в Сочи, где я сейчас снимаюсь в "Кармелите".
 
- Снова совпадение?
 
- Да, наверное, я не просто так здесь оказался. Меня с этим городом многое связывает. А в этот раз я первым делом побежал на то самое место, где мы когда-то все вместе отдыхали. Такой вот очередной зигзаг судьбы.
 
Людмила Хлобыстова, RUTV.ru