Новости

Ирэна Морозова: Я верю в высокую нравственность цыган!

Вряд ли кто-то будет спорить, что бабушка Кармелиты Рубина - это один самых ярких образов в сериале. Статная, красивая, мудрая цыганка вытаскивает внучку из всевозможных передряг, приходит на помощь в безвыходных ситуациях, воплощая собой добро, любовь, подлинное знание жизни и человеческой природы. Исполняет эту роль Ирэна Борисовна Морозова - народная артистка России, ведущая актриса театра "Ромэн", сыгравшая на сцене десятки ролей, многогранный, талантливый человек, обаятельная, утонченная женщина. Но мало кто знает, что сперва Морозова едва не отказалась от роли, которую теперь считает судьбоносной. Об этом и многом другом она рассказала нашему корреспонденту.

- Ирэна Борисовна, все, кто смотрят сериал "Кармелита", знают Рубину как мудрую, справедливую, благородную женщину. А что вы можете сказать об этой роли "изнутри"?

- О, для меня это особенная роль, очень близкая мне чисто по-человечески. Рубина - как ось земли, основной стержень, который все держит. В сериале у нее миссионерская линия: она должна быть на страже добра, равновесия, следить, чтобы все было по правде, по чести и по совести. И мне это очень импонирует, потому что я сама стараюсь следовать этим же принципам.

- Слышала, вы считаете эту роль судьбоносной?

- Конечно. Я вполне могла бы ее так назвать. Понимаете, ничего в жизни просто так не бывает. Раньше у меня было много интересных ролей в театре, выступлений на телевидении, концертов по всему миру. Принимали, любили, но… не так. Только после этой роли я поняла, что такое настоящее признание. Сериал "Кармелита" несет добро, и этим он запомнился, запал в душу многим людям. И вместе с ним - моя героиня. Удивительное дело: с некоторых пор грузины, узбеки, татары, когда я приезжаю на гастроли, летят, обнимают меня и говорят такие слова, как будто я с ними из одной деревни, из одной семьи. Недавно у меня прошли сольные концерты в Новосибирске, была красная дорожка, хлеб-соль, овации, но автографы я раздавала не столько от себя лично, сколько от лица Рубины. Любовь людей к ней неимоверна. Или вот в Черкессии я выступала на переполненной площади: люди протягивали руки, просили подержать их детей "на счастье", а потом… чуть не утащили меня со сцены в толпу. Выбиралась огородами (смеется).

- Роль Рубины сразу показалась вам многообещающей?

- Да что вы, я сначала и не хотела ее, ее в таком виде и не существовало. Получилось так, что на моем сольном концерте был продюсер сериала, я ему понравилась, и он предложил мне сыграть… 80-летнюю героиню! Но мне это было совершенно неинтересно. И тогда продюсер пошел на уступки: "Хорошо, ей будет 60, и мы сделаем вам любовную сцену. Соглашайтесь!" И я согласилась. А потом пошла очень интересная жизнь, очень серьезная. Правда, дома у меня к моему согласию отнеслись скептически. А в результате получилось, что это чуть ли не самая главная роль в моей жизни. Я была и цыганкой Азой, и Машей, и Дашей в театральных постановках – ролей было много, но они как-то не коснулись сегодняшней жизни цыган, а эта коснулась. Настоящие цыгане, очень важные, приходили к нам сниматься и целовали мне руки. А ведь у цыган это не принято.

- Рубина для вас целиком придуманный персонаж, или вы на кого-то "равняетесь", когда играете?

- Я в этот образ вложила положительные свойства всех хороших людей, которых я встречала. Это собирательный образ, и это абсолютно "мой" образ. Но в первую очередь это моя бабушка Евдокия Дмитриевна. Она за всю жизнь не произнесла ни одного бранного слова. Когда я была маленькой, у нас была соседка – матерщинница жуткая, но добрейшей души человек. И я прекрасно помню, как бабушка ей говорила: "Пашенька, ну как так можно? Ну как ты языку позволяешь?" Или, помню, во время войны какой-то больной человек стоял у столба, спустив штаны, долго стоял. Все вокруг собрались, хохотали. А моя бабушка подошла, одела его. Моя мама говорит ей: "Зачем ты это сделала? Мы теперь не будем есть из твоих рук!". А бабушка в ответ: "Нельзя смеяться над больными, нельзя". Такие высочайшие принципы. И это заслуживает уважения. И все цыгане, которых я знаю, – люди высочайшей культуры.

- Боюсь, с последним утверждением не все согласятся…

- Да, я много негативного слышу о цыганах. Существует стереотип, что все цыгане - воры, аферисты, наркоманы… Это неверно, и это очень неприятно. Это все равно что говорить, что все русские – пьянь. Ну что это такое?! Цыгане – талантливейший народ, владеющий удивительной способностью действовать на точки добра в людях. Я не знаю, может, кому-то просто не везет, но те люди, которых я встречала я в своей жизни - и в Москве, и в кибитках в Закарпатье, да где угодно - это были очень порядочные люди. И я верю в высокую нравственность нашего народа!

- Рубина – превосходная бабушка, а Ирэна Борисовна Морозова?

- Я дважды мама и трижды бабушка: двум внукам – Антону и Даше – сейчас по 10 лет, и третьему, Родиону, три. Очень славные ребятки. Маленький сейчас живет со мной, а все вместе мы общаемся в основном в каникулы, летом. Антон приезжает из США, и мы живем на даче. С внуками сложно, но интересно, они у меня все талантливые. Дарья в театральную студию ходит, танцует хорошо. Антон и поет, и танцует, и рисует, и машинами увлекается. И вообще он очень самостоятельный, настоящий мужчина! Иногда я беру внуков на свои концерты. Однажды во время моего выступления они выскочили на сцену, стали танцевать, а потом удивлялись, почему их не объявили.

- А ваши собственные таланты рано раскрылись?

- Мое детство пришлось на военные годы, тогда поиском и развитием талантов никто особо не занимался. У меня все началось, в общем-то, с трагедии. Нас эвакуировали в Казань, мы только приехали, устали, бабушка прилегла со мной на чемоданчик, где были документы и деньги, заснула - и все украли. Бабушка так страдала, хотела повеситься: война ведь, а мы остались без всего. К счастью, у мамы в сумке была фотография семейная, где был папа в военной форме, мама, я и бабушка. И вот с этой фотографией она ходила в милицию, и нам временно давали где-то пристанище. Я помню, как мы одно время жили в бане. Мамочка нигде не работала, и мы с бабушкой брали самодельную сумку из клеенки, на рассвете выходили из дома, шли по росе, приходили на свадьбы, бывали в госпиталях. Я плясала вовсю, пела "22 июня, ровно в 4 часа", и "Молодого коногона везли с разбитой головой", да чего только я не пела! За это нам давали яйца, картошку, хлеб. "Добычу" приносили маме, мама рыдала, но жизнь как-то наладилась, а меня прозвали артисткой. И вот с этим прозвищем мы приехали в Москву, и меня стали приглашать на праздники, я выступала на сцене, пела "Бродягу", и мне цветы дарили, мороженое давали. И я знала, что я артистка, и другой профессии я себе уже не мыслила. Я видела, что когда я выступаю, люди плачут. Меня мама учила петь с душой, чтобы песня в первую очередь меня саму тронула, ну а потом уж и кого-нибудь другого. 

- После школы сразу отправились в ГИТИС?

- Нет, я сперва поступила в иняз, на французский факультет, но потом бросила и все равно пошла в театр. Поступая в "Ромэн", пела известную песня Ива Монтана "Опавшие листья" на французском языке, а молодой Николай Сличенко мне аккомпанировал на фортепьяно. А уже позже я в ГИТИС поступила и закончила курс у Степановой, несмотря на то что к тому времени уже была ведущей актрисой театра.

От себя добавим, что, несмотря на большую занятость в кино и многочисленные сольные концерты, примой театра "Ромэн" Ирэна Борисовна остается и по сей день, и "на Морозову" люди приходят целыми семьями - с цветами, улыбками и теплом в сердце.

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru