Новости

Алексей Гуськов прозевал приход славы

- Просто мы публичные люди, и нас рассматривают более пристально. А так я всегда всем советую поставить дома камеру и забыть про нее, потом включить надолго, промотать и посмотреть на себя. Ах, сколько вы узнаете интересного! Как вы удивитесь! Какое количество вопросов к нам отпадет у вас.
 
- К счастью, приход славы я прозевал.
 
- Я счастливо проскочил такой громкий момент шума. Когда показали "Таежный роман", я был на съемках, далеко. И вдруг стали много звонить, говорить, и я спокойно отвечал, что я на съемках… и думал - странно, что ж такое внимание к моей персоне удивительное? А уже постфактум я сообразил, что все это прошло мимо меня. Но я был рад "обойти" этот момент. По той простой причине, что ты  становишься заложником ситуации, заложником той роли, которую тебе написали …."Ах, взята планка, нельзя ниже!". А разве ты в начале пути можешь сказать, какую ты планку берешь? Ты всегда прыгаешь вверх. Ты все время пытаешься оторваться.
 
- Не могу назвать себя фаталистом.
 
- Я больше верю в то, что есть написанное, где-то начертанное. Кто-то из великих писателей сказал "важно правильно считать и перенести". Вот в это я верю. Но это ближе связано с интуицией, наверное. А фаталист… мне не очень нравится слово. Как будто постоянно ты заложник ситуации, да? Мне хочется думать, что я как-то могу повлиять. Ну мне хочется заблуждаться, оставьте эти заблуждения со мной.
 
- Фильм по рассказу Платонова "Возвращение", где я сыграл, назвали "Отец".
 
- Я думаю третье "Возвращение" наш прокат не выдержал бы. Примеры уж слишком сильные: и у Альмодовара - потрясающая картина, и у Звягинцева - триумфальная картина. Я думаю, что Андрей Звягинцев читал, и не один раз, этот рассказ. Поэтому название "Чужой", наверное, лучше всего выражает то, что там происходит там. Но "Чужой" же -  фильм Кэмерона! И у нас не могли повторить… Вот французы нам сказали: ребят, у вас хорошее название было бы! Мы говорим, что это же Кэмерон - а у них в прокате шло иначе. Поэтому название было изменено. Но на мой взгляд, слово "Отец" - это одна из составляющих фильма. А потом, если шутить, Сталин же вызывал Горького и говорил: "Есть "Мать", почему бы "Атэц" не сделать?" Вот мы и сделали "Атэц".
 
- Не люблю излишний шум вокруг нашей профессии.
 
- Знаете, я взял за правило меньше о себе читать, меньше слышать, меньше знать. Это такие фантики-хлопушки - то, что вокруг профессии происходит. Хоть это и необходимая составная часть. Слава богу, что те работы которые у меня случились, они приметны. Но чтобы "любая реклама хороша" - я против такого подхода. Я все-таки учился на артиста драматического театра и кино… А то, что  пришло с таким шоу-телевидением, я пытаюсь пропустить мимо себя. Пытаюсь. Пока пытаюсь - и получается.
 
По материалам программы "Синемания"