Новости

Евгений Миронов: "Выбор роли - это выбор жизни"

- Вы знаете, я вообще не считаю это работой. Мою профессию. Ну, лично для меня это что-то другое. И каждая роль – это какой-то путь, может быть к себе, или… поиск чего-то нового в себе, или я учусь. Каждая роль – это не просто какие-то деньги за роль или, так сказать, слава или премия, понимаете?… Я старею с этим. И каждый раз выбор роли – это выбор моей жизни. Я к этому очень серьезно отношусь, потому что я мог бы выбрать что-то другое и уйти в другую сторону. У меня сложилось вот так.

Все актерские звания и регалии – это для родителей и милиционеров.

- Когда я выхожу в театре на спектакль, я же перед ролью не говорю: здравствуйте, народный артист России, лауреат премии, лауреат премии такой-то, лауреат премии такой-то – а потом играю. Они меня за звания любить не станут, если я плохо буду играть, понимаете? Это нужно для родителей в большей степени. Это очень приятно. Но дальше я про это забываю просто, я даже не помню про это, честно говоря. Только когда милиционер, может быть, останавливает, я иногда начинаю прибегать к каким-то там словам, дежурным фразам.

Я считаю, что у Глеба Нержина характер мощнее, чем у принца Гамлета.

- У моей тети над кроватью висело всегда 2 портрета. Первый портрет был Иисуса Христа – портрет, если можно так сказать. Изображение. А второе изображение – Ленина. Вот в этом сочетании вся наша советская действительность, понимаете? Поэтому и разговоры о Сталине, к примеру, они все сводились к тому, что "да, что-то было, но, с другой стороны, хозяин нашей стране нужен всегда, нашему народу, нам всем". Знаете, ничто не может окупить, на мой взгляд, то, что столько было загублено судеб. И как бы Александр Исаевич ни говорил, что он счастлив, что он в то время сел, и поэтому он сохранился - безусловно, это сплотило и сохранило какие-то зерна, которые потом проросли, слава тебе Господи - но то, что…То, что такая трагедия случилась с нашей страной, никакой первый космонавт это не окупит. В мире.

Очень трудно сбрасывать накопившееся напряжение. Рецептов мало.

- Не сбросишь. Нет. Рецептов нет, кроме снотворного. Это все остается во мне… Впрочем, есть один рецепт, могу вам сказать. Домашние животные и дети. 2 вещи, которые, как пылесос, почему-то впитывают в себя всю гадость, которая в тебе есть, но она в них не остается, она через них проходит. Но ты вдруг становишься совсем вот светлым, чистым, и можно идти дальше. У меня просто племянник родился недавно, и как только что-то, какие-то кошмары мои на меня наваливаются, я сразу срочно бегу туда, и дальше - полчаса терапии. И все как рукой…

По материалам программы "Синемания"