Новости

"В хиджабе я чувствую себя защищенной!"

Каждую пятницу в эфире телеканала "России" ведущая программы "Мусульмане" Динара Садретдинова появляется в хиджабе и приветствует нас именем Всевышнего. Именно так она выглядит в будни. Поэтому не стоит думать, что телеведущая обращается к зрителям с наигранной набожностью. Изучать Коран и молиться она начала еще во время учебы в ГИТИСе. А сегодня жизнь без веры в Единого Создателя перестала для нее иметь какой-либо смысл. Что привело девушку, с детства мечтавшую стать артисткой, в религию? С какими просьбами обращаются в программу "Мусульмане" военные командиры? Об этом в интервью Динары Садретдиновой нашей газете.

"Мусульмане страдают от подозрительности окружающих"

- Кто основные зрители вашей программы?

- "Мусульмане" выходят в эфир утром. Понятно, что в такое время телевизор смотрят преимущественно домохозяйки и пожилые люди. В семьях, исповедующих ислам, бабушки и дедушки записывают передачу на видеомагнитофон, чтобы уже вечером показать своим детям. Обидно, что нашу культурно-просветительскую программу не смотрит молодежь. Быть может, тогда в нашем обществе постепенно, но все же менялось бы отношение к мусульманам. Не секрет, что они сегодня страдают от подозрительности окружающих, часто несправедливых обвинений в терроризме.

- Кстати, многие зрители воспринимают передачу как религиозный проект.

- Это не совсем так. Большинство наших сюжетов посвящено культуре и традициям мусульманских народов, их кухне и праздникам. А главная задача программы - рассказать об исламе через историю конкретного человека, его семьи и друзей. Мы сознательно не поднимаем в программе непосредственно религиозных вопросов, так же как и политических.

- Почему?

- В этом есть некая опасность. Чтобы делать религиозную программу, необходимы академические знания об исламе. Любые неточности и ошибки в текстах наших корреспондентов могут так или иначе затронуть чувства верующих людей. Даже сегодня перед записью программы журналистам и редактору программы нередко приходится консультироваться у имама. А я в свою очередь постоянно читаю исламскую литературу. Конечно же, тех знаний, которые я получила на отделении исламоведения в Институте стран Азии и Африки при МГУ, недостаточно. Мне хотелось бы продолжить религиозное обучение.

- Динара, вы верующий человек, в будни выглядите так же, как перед камерой. Я имею в виду ношение хиджаба. Что привело вас к исламу?

- Я родилась в семье московских татар, национальные традиции в нашем доме, как и во многих татарских семьях, превалировали над религиозными. Поэтому, когда моя старшая сестра Наиля начала серьезно изучать ислам, то это даже насторожило родителей. Наиля по образованию филолог, учитель русского языка и литературы. И вдруг она стала ходить в мечеть, молиться. А когда надела на голову платок, мама не выдержала: "Ты же молодость свою загубишь! Кто тебя возьмет замуж?! " А с другой стороны, когда в компаниях сверстников начинались дискуссии о религии, мне часто заявляли: "Ваш ислам - самая жестокая религия на свете! " И я не знала, что ответить. Тогда-то я начала читать литературу об исламе, которая появилась в доме благодаря сестре. И постепенно шаг за шагом обрела веру в Аллаха. Этот путь был непростым, я много колебалась и сомневалась. Но теперь я не представляю себе жизни без веры в Всевышнего.

"Хиджаб я ношу пятый год"

- Динара, в советские времена люди разных конфессий мирно соседствовали друг с другом. Сегодня ситуация осложнилась. Не грозит ли нашему обществу раскол из-за различий в вероисповедании?

- На мой взгляд, религия только объединит нас. Например, ислам проповедует мысль о том, что мусульмане должны жить в мире с соседями, уважать их. И это в первую очередь относится к "людям Писания": христианам и иудеям.

- Наверняка зрители вашей программы не раз в письмах спрашивали, почему же в реальной жизни все обстоит иначе.

- Причина в нашей непросвещенности и малограмотности. Особенно это касается отечественных СМИ. Они навязывают нам определенные стереотипы, с которыми мы пытаемся существовать. С другой стороны, такая ситуация, имеет и свои плюсы для людей, стремящихся к знаниям. Они начинают читать религиозные книги и литературу и узнают, что ислам - религия абсолютно не такая, какой ее пытаются представить с экранов ТВ и в печатных изданиях. Другое дело, что подобных людей не так много. Поэтому у основной части населения незнание рождает агрессию, направленную прежде всего, на беззащитных мусульманских детей и женщин.

- Вы с этим сталкивались?

- Да. Но я к всевозможным проявлениям нетерпимости на улицах Москвы отношусь спокойно и лояльно. Потому как понимаю причины происходящего. Определенные стереотипы переломить сложно.

- Вы носите хиджаб. Это сегодня требует смелости...

- Наверное, если девушка надевает его в первый раз, смелость и нужна. А я ношу хиджаб уже пятый год. И за это время привыкла к вниманию окружающих. Хотя, честно говоря, после рождения ребенка меня беспокоят недобрые взгляды и мысли, обращенные на дочурку. Конечно, мне хотелось бы жить в государстве, где люди адекватно реагируют на проявление религиозного выбора человека.

- Может, в такое неспокойное время лучше выходить на улицу без хиджаба?

- Насколько мне известно, существует фетва известного исламского ученого, каирского шейха Тантави, в которой говорится, что, если существует угроза жизни женщине, носящей хиджаб, она может его не надевать. Но я все же выхожу на улицу только в нем. Потому как ощущаю в этом внутреннюю потребностью. В хиджабе я чувствую себя защищенной от посягательств извне. Попробуйте провести журналистский эксперимент и выйти на улицу в такой одежде! Только тогда вы поймете мои ощущения! А разве на Руси не существовала подобная традиция? Когда-то русские женщины выходили на улицу только в головном уборе.

"Я попала на телевидение "с улицы"

- Вам удается путешествовать по миру?

- Я побывала только в Иране и Турции. Самые яркие впечатления оставил Иран. Во-первых, я увидела, что везде халяль (все то, что разрешено в исламе: от продуктов до развлечений). У них даже кино и то халяль! Кстати, иранский кинематограф очень интересен и многогранен. В нем есть философские и исторические картины, мелодрамы и комедии. А местные актрисы, представьте себе, играют только в хиджабах. Поскольку у меня театральное образование, как же мне захотелось сняться в таком кино! Все-таки профессия живет во мне. Это подарок Всевышнего, что меня пригласили в программу, где есть возможность реализовать свое творческое начало.

- Как вы попали на телевидение?

- Когда окончила ГИТИС, то не знала, куда идти дальше. Ведь молиться я начала только на пятом курсе. Тогда же я стала соблюдать и предписания ислама. А вместе с этим пришло понимание, что после окончания института я не смогу работать в современном театре. Я разрывалась на части. И в этот период один из знакомых пригласил меня на работу в религиозную программу на спутниковом канале "АСТ-Прометей". К сожалению, вскоре она закрылась. Именно в этот момент в Соборной мечети моя сестра Наиля случайно познакомилась с режиссером Еленой Коршак, которая тогда вместе со своими коллегами работала над концепцией программы о мусульманах. И сестра, воспользовавшись случаем, рассказала обо мне. Нас пригласили в редакцию передачи. Там-то я и познакомилась с моим будущим руководителем Василием Ивановичем Антиповым, который предложил мне попробоваться на роль ведущей программы. Пробы понравились руководству ВГТРК, и меня утвердили. На телевидение я попала "с улицы", меня никто не пристраивал.

- Сегодня вас узнают на улице?

- Бывает. А вот после терактов меня не раз называли шахидкой.

- Как вы ведете себя в таких случаях?

- В любой критической ситуации необходимо соблюдать спокойствие и терпение. Сегодня я уже не отвечаю на подобные выкрики из толпы, стараюсь уйти от конфликта. Я - мать и должна сохранить себя прежде всего для своего ребенка, семьи, хотя раньше, лет пять назад, я вела себя иначе.

- и как же?

- Приведу забавный пример. Четыре года назад меня пригласили в Иран на Международную выставку Корана. Накануне я получила визу в посольстве, домой возвращалась счастливая. Кстати, тогда я уже носила хиджаб. Так вот, в вагоне метро милиционер, как мне показалось, в нетрезвом состоянии, уступил мне место. Я села и начала читать книгу о Коране. И вдруг сотрудник правопорядка всерьез заинтересовался моей книгой. Сначала он вырвал ее у меня, а потом стал говорить неприятные вещи. В конце концов, он попытался сорвать с меня хиджаб. Но предупреждаю всех желающих, это не так-то просто сделать! Естественно, у него ничего не получилось. Да и я пыталась защититься. А вот пассажиры делали вид, что ничего не замечают. Хотя по их лицам было видно, что ситуация их очень напрягает. Лишь одна сердобольная женщина стала меня упрашивать: "Девушка, выйдите из вагона! Я за вас боюсь!" Вот тут я не выдержала: "Объясните мне, почему? Я гражданка России! И законов своей страны не нарушаю!" В результате я покинула вагон только на своей станции. И уже на следующий день в тегеранском аэропорту ко мне на ломаном русском языке обратился незнакомец: "Ой, девушка! Это вы вчера в метро с милиционером дрались?" Удивлению моему не было предела. Представляете себе, как выглядела эта ситуация со стороны? Скорее всего, молодой человек даже не понял причину конфликта.

Шахид - это мученик

- Почему террористы нашли прибежище именно в этой религии?

- Агрессия не соответствует мусульманской этике и никак не может считаться характерной чертой мусульман. Другое дело, что преступники имеют наглость называть себя исламистами. И это уже вопрос политический. В этой сфере я некомпетентна, поэтому не стану отвечать на ваш вопрос. Но скажу, что наша религия открыта, хотите о ней узнать, пожалуйста, получайте информацию из книг исламских ученых, читайте в русском переводе толкование Корана, хадисы о жизни пророка Мухаммеда. Мир ему. И в первую очередь я бы хотела попросить об этом журналистов. Прежде чем назвать террориста шахидом, а преступление против невинных людей - джихадом, потрудитесь, узнайте истинный смыл этих слов. Например, шахид - это мученик, который погиб, защищая прежде всего свою Родину, детей, близких, имущество и веру во имя Бога. Мечеть на Поклонной горе так и называется - Мечеть шахидов. Ее построили как дань памяти воинам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Как можно придавать этому слову негативный оттенок?

- Многие российские мусульманки не хотят фотографироваться на паспорт без головного убора. Как вы к этому относитесь?

- Насколько я знаю, в Конституции России есть статья, в которой говорится о свободе вероисповедания. И коль Коран предписывает мне покрывать голову платком, то государство должно лояльно относиться к моему религиозному выбору.

- Но после терракта 11 сентября мир живет в новых реалиях.

- Если на фотографии мусульманка будет без платка, а перед пограничником предстанет в хиджабе, уверяю вас, узнать ее будет еще сложнее. Странно, почему никто не предъявляет претензий к тем, кто перекрашивает волосы в разные цвета, носит парики, отращивает усы? Разве это не меняет облик человека? Кстати, для внутреннего российского паспорта я сфотографировалась в хиджабе. А вот сейчас мне необходимо оформить новый загранпаспорт. Поверьте, для меня сфотографироваться без головного убора, ношение которого предписано моей религией, - большая проблема.

- Как вы относитесь к многоженству, которое разрешено в исламе? Владимир Жириновский хотел это даже узаконить в нашей Конституции...

- Замечу, что многоженство - это не массовое явление. Даже в исламском мире далеко не каждый мусульманин может позволить себе жениться на двух и более женщинах. Это могут себе позволить только очень обеспеченные люди. И, по исламу, к такому человеку предъявляется очень много требований. Он должен предоставить каждой жене отдельное жилище и одинаковый материальный достаток. В Коране написано: "Вам дозволено жениться на двух, трех и четырех женщинах, но если боитесь, что будете несправедливы, то на одной". И мусульманин должен помнить об этом.

Солдатам-мусульманам придется мыть полы в армии!

- Наверняка в адрес вашей программы приходит немало писем. Какое из них не оставило равнодушным вас и ваших коллег?

- Недавно мы получили письмо от командира войсковой части из города Богучары Юрия Иванова. Он просил нас ответить вот на какой вопрос: является ли Устав наших Вооруженных сил "нарушением Корана"? Дело в том, что в его части служат новобранцы из Дагестана. И они отказываются мыть полы, потому как это якобы противоречит предписаниям Корана. Наш корреспондент Андрей Шелков тут же отправился в эту часть и снял очень интересный репортаж.

- Так что же вы ответили полковнику?

- За помощью мы обратились к шейху Равилю Гайнутдину. Он объяснил, что в исламе обязанности не делятся на мужские или женские. Если воин служит на территории светского государства, он обязан выполнять воинский устав. И только вернувшись домой, постом и молитвами мусульманин должен возместить свои упущения. В своем обращении к солдатам шейх сказал: "Самое главное - это то, что мусульманин не должен быть обузой для окружающих. Конечно же, вы обязаны соблюдать гигиену и поддерживать чистоту в своей части". Так что мыть полы солдатам все-таки придется.

"Мусульманам" не хватает эфирного времени!

- Динара, чего, на ваш взгляд, пока еще не хватает программе?

- Времени. В ситуации, когда в обществе не понимают ценностей, исповедуемых в исламе, десять минут эфирного времени - это очень мало, чтобы успеть рассказать нашим зрителям о тех проблемах, которые волнуют каждого из нас. Было бы здорово, если бы, кроме показа сюжетов, мы могли бы приглашать в студию известных и интересных людей и с ними обсуждать те или иные вопросы. Но это зависит от руководства канала, по инициативе которого передача и была создана.

- Кто стал бы первым гостем программы "Мусульмане"?

- Мне трудно говорить от лица всей нашей редакции. Я пригласила бы Валерию Михайловну Порохову. Она сделала перевод различных толкований Корана на русский язык. Мне кажется, у нас получился бы интересный диалог.
 
Гузель Куликова, Куранты