Новости

Мария Шашлова: "Мы сочинили Анастасию"

Имя Марии Шашловой хорошо известно завзятым театралам – 26-летняя актриса Студии Сергея Женовача занята в семи спектаклях театра, и в 2007 году удостоилась специальной премии жюри фестиваля "Золотая маска" "За тонкость и глубину искусства молодой актрисы". В кино же у нее пока не так много ролей. Одна из них – роль жены Ивана Грозного в фильме Андрея А. Эшпая. О том, как давались первые шаги в кинопространстве и как воссоздавался образ Анастасии Захарьиной-Юрьевой, мы и поговорили с Марией.
 
- Маша, скажите, доводилось ли вам прежде играть роли такого плана?
 
- Это первая моя большая роль в кино, да и в театре таких ролей у меня не было. Мы ставим классические произведения, но так далеко, в 16 век, не заглядывали.
 
- Сложно театральной актрисе осваивать кинопространство?
 
- Непросто. Кино - это совершенно иной космос, пусть и пересекающийся с космосом театра. Мне приходилось одновременно играть и учиться существовать в нем, осваивать специфику работы перед камерой, учиться держать в голове хронологическую связь событий - эпизоды ведь снимаются, мягко говоря, не по порядку. Так что я – абсолютный дебютант и скажу честно: не все у меня получилось. Когда что-то делаешь впервые, совершаешь чуть больше ошибок, чем хотелось бы. Но все равно теперь хочется пробовать свои силы в кино еще и еще.
 
- Предложение сыграть Анастасию застало врасплох? Помните, с чего все начиналось?
 
- Когда мне позвонил ассистент по актерам, я отдыхала в Испании и вообще ни о чем таком не помышляла. Пришлось срочно перебронировать билеты и задержаться в Москве по пути домой - а я родом из Челябинска - не на полдня, а на двое суток, чтобы пройти первые пробы.
 
- Как готовились к съемкам? Быстро нашли верную ноту?
 
- Мы разговаривали с Андреем Андреевичем Эшпаем о том, чего он хочет и как он видит первую русскую царицу. Достоверных сведений о тех временах нет, вся история немножко под вуалью, и о том, что на самом деле происходило, мы можем только догадываться. Я, конечно же, читала все исторические источники, сочинения Ивана Грозного – это создает общую картину, но говорить стопроцентно "Анастасия была такой-то" все равно не получается. Исходя из всех существующих источников, мы что-то сочиняли - я считаю, это все-таки сочинительство - о человеке, о котором Карамзин писал, что вся страна горевала, когда ее хоронили. И даже нищие и юродивые отказывались брать в этот день милостыню. Можно по-разному относиться к этим сведениям, но не просто же так именно при Анастасии действия царя были наиболее созидательными: когда человеком движет любовь, тогда его действия чуть вернее. А вот когда ее не стало, им стали двигать ненависть, злость, обида на Всевышнего, невозможность смириться…
 
- Какую задачу ставили перед собой на площадке? 
 
-  Главная затея фильма была рассказать не о каких-то далеких людях с картинки, а о том, что это все-таки были живые люди – они любили, страдали, верили во что-то... Вот и мне хотелось сделать образ, который сейчас совершенно непонятен, и достаточно неуловимым и в то же время немножко более близким. Самой-то мне она очень близка и дорога, я ее обожаю, и мне хочется, чтобы зрители тоже ее полюбили. Анастасия ведь была необычным человеком, обладавшим внутренней силой, волей, мудростью. На чем-то могла настаивать, а в каких-то делах, наоборот, отойти в сторону, не пытаясь влиять на исторические моменты. Главное, она была честной по отношению к Ивану – и как к мужу, и как к государю.
 
- У вас, современной девушки, нашлось что-то общее с женщиной, жившей по домострою?
 
- Как говорится, все и ничего. Я скорее могу сказать о каких-то качествах, которые мне хотелось бы в себе видеть. Вот эту внутреннюю силу, непоколебимость человека, который не будет унывать по пустякам, сострадание, любовь. Мне кажется, я в жизни немного нетерпеливей и резче, более эмоциональна, чем она.
 
- А отношение к Ивану Грозному после съемок изменилось?
 
- Разумеется. До этого у меня были только какие-то хрестоматийные знания, я видела в нем исключительно тирана, а сейчас понимаю, что это абсолютно неоднозначная личность. В первую очередь, страстная натура, очень горячий человек, который сначала страстно творил, веря в свою правоту, а потом горестно раскаивался в содеянном - бесконечные качели. В моем периоде, том, что я пережила на съемках, это человек любящий и жаждущий сохранения и умножения величия – может, в этом и есть его ошибка, за это и была потом расплата.
 
- На одной площадке с вами работали известные актеры: Михаил Филиппов, Евгения Симонова... Как вы чувствовали себя рядом с ними?
 
- Встретиться с такими артистами на съемочной площадке было очень волнительно и радостно. Я раньше и представить не могла, что мы будем работать вместе! И с их стороны я чувствовала только поддержку и желание помочь мне – как самому неопытному человеку на площадке.
 
- Прежде чем стать актрисой, вы учились на психолога. Сейчас приобретенные знания помогают?
 
- На психолога я училась всего год, мечтала заниматься с детьми с отклонненой психикой. Было такое наивное детское желание - попытаться изучить другой мир, понять людей, которые - исключительно с нашей точки зрения - кажутся нам не нормой. И это наше глубокое заблуждение, а на самом деле эти люди просто видят иначе, чем мы. Это желание разобраться, какое-то любопытство осталось и сейчас. В актерстве ведь, в принципе, то же самое – существует мир других, непонятных мне людей, в котором надо разобраться.
 
- С момента съемок прошел уже целый год. Что сейчас происходит в вашей жизни?
 
- Сейчас в моей жизни – а я не могу ее отлучать от жизни нашего театра, потому что мы очень крепко связаны – один из самых светлых моментов: мы вместе, мы верим в то, что делаем, у нас есть возможность репетировать, играть. Сейчас готовим вторую премьеру за этот сезон – спектакль по повести Чехова "Три года". Это очень глубокое произведение - есть куда погрузиться, о чем порассуждать. Я играю Полину Рассудину, и это совершенно новая для меня роль - как будто вступаешь в неизвестный океан, ничего не знаешь, не умеешь…
 
- То есть вы чувствуете себя счастливой?
 
- Процитирую, опять же, Чехова: "Человек никогда не доволен тем, что у него есть". Я считаю, это неправильно, и стараюсь в каждом дне ощущать радость. И у меня столько поводов для этого! Что-то, конечно, и огорчает, но это неизбежно. А так-то я счастлива.
 
Людмила Хлобыстова, RUTV.ru