Новости

Интервью с морским дьяволом

В новом году телеканал "Россия" преподнесет своим зрителям подарок – долгожданную премьеру многосерийного фильма Александра Атанесяна по роману Александра Беляева "Человек-амфибия". О том, чем отличается эта лента от экранизации 1961 года, о съемках и о своей роли нашему собственному корреспонденту Дарье Андриановой рассказывает "ихтиандр нового века" Саид Дашук-Нигматуллин.

Саид, скажи, пожалуйста, роль ихтиандра – это твоя первая серьезная работа в кино?

Для меня любые съемки – серьезная работа. Но главная роль в таком значительном проекте досталась мне впервые. Из того, что было ранее, можно отметить роли Умарова в сериале "Граница. Таежный роман", Или - в "Инструкторе" и Шухрада в "Моей границе". А если говорить о съемках в массовке, то это порядка пятидесяти фильмов.

Как ты попал на съемочную площадку "Человека-амфибии"?

В то время я снимался в эпизодической роли в сериале "Каменская". И от продюсеров этого проекта мои фотографии и досье перекочевали к продюсеру "Человека-амфибии", а от него уже непосредственно к Атанесяну. Меня пригласили на пробы. Для актера пробы – дело обычное, они идут практически каждый день. К тому же потом от Атанесяна почти полтора месяца не было ни слуха, ни духа. Я уже и забыл об этом, как вдруг мне позвонили и сообщили, что я – единственный претендент на роль ихтиандра. Затем были более основательные пробы, после которых меня утвердили на роль.

Где проходили съемки и сколько они длились по времени?

Основные съемки проходили на Кубе и длились около пяти недель, еще дней десять мы доснимали в Ялте. Лично для меня съемки шли непрерывно практически все это время, поскольку натурные и подводные съемки осуществлялись параллельно, а я, в отличие от остальных актеров, участвовал и в тех, и в других. За полтора месяца у меня было от силы два-три выходных. Как говорится, трудился в поте лица (смеется).

Какое впечатление на тебя произвела Куба?

Впечатление было такое, будто я попал в другое измерение. И это связано не только с тем, что на Кубе сохранилась атмосфера пятидесятых. Там именно другое измерение, а не другое время. Там все совершенно по-другому, не так, как у нас. На Кубе нет ничего, даже близко напоминающего Россию. Зато там вовсю развивается социализм, правда, в непонятную сторону, в какую-то утопию.

Как у тебя складывались отношения в коллективе? Как быстро установилось взаимопонимание c партнершей и режиссером?

Со съемочной группой у нас с самого начала сложились прекрасные отношения. Работать с этими людьми было легко и интересно. С Гуттиэре мы тоже довольно быстро установили контакт. Наверное, если бы на ее месте была какая-то известная актриса, все было бы по-другому, но поскольку Юля вообще не снималась до этого в кино, работать с ней было просто. Вообще она молодец. Я считаю, что для первого курса Юля прекрасно справилась со своей ролью. А я старался помогать ей во всем, и вообще относился трепетно.
Ну, а что касается отношений с режиссером, так ведь редко когда они бывают идеальными. Конечно, были разногласия, были небольшие конфликты, но в итоге мы все равно приходили к общему знаменателю.   

Легко ли было вжиться в роль?

Это очень правильный вопрос, именно вжиться в роль. А некоторые спрашивают, легко ли было играть. Как говорил Станиславский, игра – это жизнь. Жить сложно? Также и играть. Вообще, если честно, то я стал ихтиандром уже ближе к концу съемок. Для меня процесс становления был несложным, но длительным. Ведь что такое вжиться в роль? Актер должен не просто изображать своего героя, а именно быть им, мыслить и действовать, как он, и не задумываться, что бы сделал сейчас на его месте ты. Потому что тебя в данный момент не существует, есть только твой герой. 

Расскажи, пожалуйста, подробнее про подводные съемки.

Ежедневно на подводные съемки вместе со мной выезжал мой дублер Андрей - двухкратный чемпион мира по подводному скоростному плаванию, группа кубинских подводников и непосредственно наша съемочная группа, возглавляемая Григорием Яблочниковым. Мы снимали буквально до последней капли кислорода в баллонах. Иногда съемки длились с раннего утра и до вечера, но мы работали с энтузиазмом и не замечали усталости. Я знаю, что в прессе ходит немало различных, причем, не весьма приятных слухов относительно подводных съемок, но, что касается лично меня, то я получал настоящее удовольствие от работы с этими людьми.
Сначала съемки проходили в Гуахимико – это в Карибском море. Там мы в основном снимали коралловые рифы и подводные пещеры. Позже, когда мы переместились в Гавану, для подводных съемок выезжали уже непосредственно в Атлантический океан.

Насколько мне известно, у тебя есть сертификат дайвингиста и, в основном, ты лично снимался под водой. Но что же все-таки за тебя делал дублер?

Да, действительно, несколько лет назад я получил сертификат дайвингиста. Присутствие же дублера на съемках было обусловлено в первую очередь тем, что весь съемочный процесс происходил в сжатые сроки. Пока у меня были съемки с Гуттиэре на берегу, Андрей снимался под водой. Мы с моим дублером не очень-то похожи, поэтому Андрей снимался за меня в костюме ихтиандра. А везде, где человек-амфибия плавает в обычной одежде – это я. 

Вообще сложно было перевоплотиться в морского жителя?

Благодаря тому, что меня окружали профессионалы, это было не сложно. С самого первого дня Гриша (Григорий Яблочников возглавлял группу подводников - прим. автора) сумел сделать так, что я начал ему всецело доверять и абсолютно ничего не боялся. Это помогло мне быстро освоиться под водой. Первые три дня было сложновато плавать без маски – я плохо видел, все расплывалось перед глазами. Да и без кислорода долго не мог. Но потом привык и научился быстро переключаться на подводный режим.
Был даже такой забавный случай. Прошло уже несколько недель с начала съемок. В тот день мы должны были снимать довольно длительную сцену под водой, где я проплываю сквозь пещеру, сижу на камне, раздумываю, и все это, естественно, без маски и баллона. Я расслабился, плыву, мне хорошо, уже прошло столько времени, а я и не думаю просить кислород. Подводники начали волноваться… А я уже вроде бы и не Саид, а настоящий ихтиандр, представляю, как у меня сзади жабры раскрываются. В итоге один из подводников не выдержал и сам подплыл ко мне с кислородом. Вот такая история. Отсюда вывод: самое главное под водой – не нервничать. Если человек волнуется, он потребляет в несколько раз больше кислорода. Когда я был спокоен, я мог проплыть под водой 1,5 минуты, а если без движения - то и 2 протянуть.

Во время подводных съемок происходили какие-нибудь загадочные явления?

Для меня, например, загадкой был следующий факт. Когда мы снимали в Гуахимико, всю нашу съемочную группу пожгли крохотные медузы, обитающие у берегов. Сам я их никогда не видел, но кубинские водолазы говорили, что они похожи на маленьких червячков. Эти медузки очень больно жгутся, причем делают это по-особому: если у тебя есть цепочка, вся кожа вокруг нее покроется опухолью. Они "покусали" всех наших водолазов, они обидели даже маленькую Гуттиэре. У меня тоже была цепочка, но, как ни странно, меня они ни разу не тронули. Может, боялись, ведь я же все-таки морской дьявол (смеется).

Если верить прессе, на съемках произошел такой не совсем приятный инцидент – лопнул аквариум, в который ты должен был опускаться. Что же на самом деле случилось и почему?

На самом деле не случилось ничего серьезного. В фильме действительно есть такая сцена, где я сижу в большом аквариуме. Перед съемкой мы решили проверить аквариум на прочность, и хорошо, что сделали это заранее. Когда его доверху наполнили водой, он просто-напросто лопнул. При этом серьезно никто не пострадал. Правда массовка, стоявшая ближе всех, немного порезалась мелкими осколками. Как потом выяснилось, аквариум проектировали не инженеры, а художники, которые сделали его просто красивым, а о прочности никто не подумал. Стекло было толщиной всего 8 мм, тогда как аквариум вмещал в себя 2, 5 тонны воды. Ну о чем тут говорить…
На следующий день привезли более прочный аквариум. По крайней мере, он выдержал и воду, и меня. Но смотреть на его стены было страшновато – они выгнулись так, что напоминали кинескоп старого телевизора. Благо продержаться им нужно было недолго - по сценарию, аквариум разбивается от огромного камня, брошенного в него. Имитировать эту сцену решили взрывом двух пиротехнических снарядов, которые прикрепили ко дну аквариума. Меня осторожно опустили туда, предварительно закрепив на ступни два тяжелых бруска, чтобы меня не вынесло из аквариума. К счастью, этот, пожалуй, единственный мой трюк за весь фильм, прошел удачно. Когда снаряды рванули, у меня было такое интересное ощущение, которое сложно передать словами. Представьте себе, что вы находитесь в здании, и вдруг это здание взрывают, причем все сразу. Меня оглушило, но из аквариума все же не вынесло.
    
Случались ли во время съемок какие-то курьезные ситуации?

Пожалуй, здесь можно назвать съемку эпизода, в котором Гуттиэре поет на сцене ресторанчика, а ихтиандр наблюдает за ней из заводи. Но там была даже не заводь, а место, где небольшая речка впадает в океан. Эта самая речка протекает по всем бедным кварталам Гаваны и параллельно служит для ее жителей помойкой. В нее стекает канализация, в нее выбрасывают мусор и т.п. В том месте, где я должен был сидеть, помощники оператора сачком выловили плавающие фекалии, хотя мне от этого легче не стало. Работа есть работа – пришлось лезть. Я, конечно, был в костюме, но он в два счета пропитался этой "ароматной" водичкой.
Как только мы все отсняли, я попросил нашего администратора срочно найти мне душевую. Оказалось, ближайший душ был на втором этаже того самого ресторана, в котором пела Гуттиэре. И вот я такой мокрый, вонючий, да к тому же в одних трусах, бегу через весь зал, буквально шокируя посетителей своим видом. Прибегаю, а душ закрыт, ключи у администратора, администратора нет. Бегу обратно – в зале раздается дружный хохот… В конце концов, после долгих и мучительных поисков, душ все-таки нашелся. Лучше поздно, чем никогда (смеется).

Еще была комичная ситуация, когда мы снимали в Карибском море. Грише нужен был свет для съемки в подводной пещере, а это дорого. Тогда он взял обычные автомобильные фары, подключил к ним провода и, взяв по фаре в каждую руку, нырнул в воду. Первоначально он хотел включить свое чудо техники как раз в тот момент, когда я выплываю из пещеры. Но когда я увидел голые провода, я объяснил Грише жестами, мол, давай-ка я сначала выплыву, а потом ты испробуешь свое приспособление. Напряжение 110 вольт. Слышу, Гриша кричит (а там пещера наполовину затоплена водой): "Включай" - все искрится - и уже буквально через секунду вопит: "Выключай, выключай". Заплываю: Гриша такой веселенький, кубинская группа с круглыми глазами. "Сильно трехануло?" - "Да нет, не сильно, ну ладно, на сегодня хватит экспериментов".   

Саид, а чем на твой взгляд этот фильм отличается от первого "Человека-амфибии"?

Я еще не видел готового видеоматериала, но, судя только по сценарию, могу с уверенностью сказать, что это не римейк первой экранизации, это новая экранизация. К тому же в 1961 году был фильм, у нас же - мини-сериал. Кроме главных героев и основной сюжетной канвы, у этих лент нет ничего общего.
На мой взгляд, тот фильм рассказывал о жизни необыкновенного человека в необыкновенном, выдуманном мире. В то время советские граждане не знали, как живут люди за рубежом, в частности, не знал этого и сам режиссер, поэтому он фактически по кусочкам сложил этот мир из тех стереотипных представлений о загранице, которые бытовали среди народа. На вопрос, о чем наш фильм, я не могу дать однозначного ответа. Ни о чем и обо всем одновременно. В нем несколько сюжетных линий, он затрагивает несколько довольно жизненных тем. Кстати, что выгодно отличает его от многих других сериалов. Сейчас ведь сериалы, либо о бандитах, либо о ментах, либо о любви. У нас нет этой однобокости.   
 
Как ты считаешь, какой резонанс в обществе вызовет фильм Атанесяна? Будет ли он иметь такой же успех, как и первая экранизация "Человека-амфибии"?

Естественно, на такой успех, какой был у Коренева, даже и рассчитывать не стоит, причем по вполне объективным причинам. В то время у советского зрителя не было такого удивительного героя, да и сам сюжет был настолько оригинален, что не мог не потрясти воображение людей, неискушенных замысловатыми киношными историями. О чем тут можно говорить, когда Кореневу в течение 20 лет приходили письма от поклонников. У современного же зрителя в предостатке самых разных героев и сюжетов. Хорошо, если мы сумеем хотя бы выделиться из этой массы. Я не говорю о том, чтобы подняться выше.
А вообще, этот фильм посмотрят многие, хотя бы только потому, что полвека назад "Человека-амфибию" уже экранизировали, и эта экранизация имела потрясающий успех. Посмотрят просто ради интереса. Скорее всего будут критиковать, потому что будут сравнивать с первой лентой. Но наш сериал, я думаю, вряд ли кого-нибудь оставит равнодушным, каждый найдет в нем что-то для себя: кого-то "зацепит" любовная история, кого-то тронут необыкновенно-красивые подводные съемки, а кто-то заинтересуется фантастическим сюжетом.

 

Беседу вела собственный корреспондент RUTV.RU Дарья Андрианова.