Новости

Полковник Гордеев на пенсию не собирается

О звездной болезни актеров, о роли великих русских писателей в своей жизни, о хороших и плохих милиционерах, о своей борьбе с нарушителями правил дорожного движения и, конечно же, об участии в сериале "Каменская" рассказал RUTV.ru Сергей Петрович Никоненко, исполнитель роли самого честного и принципиального полковника милиции на свете – Виктора Алексеевича Гордеева, или попросту Колобка.

- Сергей Петрович, расскажите, пожалуйста, как сложилась судьба полковника Гордеева в пятом сезоне? Ведь он еще в предыдущей части на пенсию собирался.

- Подумали-подумали авторы и решили – рано ему еще пока на пенсию, пусть послужит. Это уже третий режиссер, который работает с "Каменской". Первые три части снимал Юрий Мороз, четвертую – Александр Аравин, пятую - Антон Сиверс, который мне очень симпатичен – и как человек, и как режиссер. Образованный, грамотный, очень точно чувствует меру всего. Во время работы я к нему проникся огромным доверием. Он еще сравнительно молодой – наверное, за тридцать, но еще сорока нет. Работа с ним - это новая волна для меня, новая режиссура. Я понял, что талантливые ребята у нас в кинематографе еще есть. Поверьте, пятая "Каменская" должна быть очень неплохая.

- А вообще что нового будет в пятом сезоне?

- Нового добавили то, что убавили Короткова. Сережа (Сергей Гармаш. - прим. ред.) то ли был очень сильно занят, то ли у него сейчас другие жизненные и творческие планы, и он сказал: "Ребята, я не смогу". И поэтому пятая "Каменская" начнется с похорон героя Короткова. Жалко, мы с Серегой и Леной такой тройкой держались. А Леночка Яковлева - изумительный человек и актриса!

 - Вне съемочной площадки тоже общаетесь?

 - Дружить в кино сложно: когда ты свободен - они заняты, когда тебя зовут - тебе надо ехать. Вечно у тебя билет в кармане, вечно куда-то нас гонит судьба. Но когда встречаемся, то встречаемся как старые добрые приятели. 5 марта я всегда звоню Леночке по телефону и поздравляю ее с днем рождения.

- Не надоела ли эта роль за 8 лет существования сериала?

 - Знаете, все это так быстро проходит. Наоборот даже, когда я к ней возвращаюсь, мне как-то так хорошо. Компания очень хорошая. Особенно сейчас, в пятой "Каменской", очень повезло. Правда, жалко было, что сначала ушел Нагиев, потом ушел Гармаш. Димка (Дмитрий Нагиев. - прим. ред.) славный парень, но я его давно не видел. Про него разные слухи ходят: якобы он немножечко зазвездился. Но я не верю в это. Он абсолютно нормальный, адекватный. Вот кому бы зазвездиться, так это Леночке Яковлевой! У нее и театральные работы, и работы в кино, но нет! Это ведь такой закон: чем талантливее человек, тем скромнее. Это нынешняя молодежь несколько грешит этим, и то только те, кто ничего из себя не представляют. А серьезные люди понимают: самое большое счастье – заниматься творчеством, а все остальное прикладывается. Как говорил самый "звездный" поэт: "Хвалу и клевету приемли равнодушно". Хотя он-то любил покрасоваться – и красная рубаха у него была, и модная шляпа. Но вот со своими дворовыми Александр Сергеевич обходился очень хорошо – это уж я точно знаю. Я у Наташи Бондарчук сыграл Никиту Козлова – я Пушкиным интересуюсь очень давно. Мне с тремя писателями русской земли повезло – Пушкин, Толстой и Есенин. Есениным я занимаюсь очень плотно, вплоть до того, что создал Есенинский центр с экспозицией, где у меня более 2 тысяч единиц хранения, и все можно посмотреть.

 - Вы же и в кино сыграли Есенина. Довольны ли этой ролью?

 - Да, это было всего-то навсего 38 лет назад. Я очень рад, что работал над этой ролью и что встречался со многими удивительными людьми. Например, с Августой Леонидовной Миклашевской. Это уникальная женщина! Я вглядывался в ее лицо, пытаясь найти все то, что так любил Есенин. Ей было уже немало лет, но глаза оставались все равное ее глазами. Или с мамой Никиты Михалкова - Натальей Петровной Кончаловской, которая тоже помнила Есенина и мне о нем много рассказывала. Или с Ильей Ильичом Шнейдером, директором школы Айседоры Дункан. Или с Виктором Борисовичом Шкловским, который мне дал почитать "Роман без вранья". Вот с какими титанами я встречался.

- Сергей Петрович, а сыграли ли вы роль своей мечты? Многие вот всю жизнь мечтают Гамлета сыграть...

 - Да, я тоже мечтал Гамлета сыграть, и я его сыграл – на дипломе во ВГИКе. Я знал, что закончу институт - и никто мне не даст его сыграть, и вряд ли я попаду в театр. И я оказался прав. Я-то хотел быть театральным актером, но театральные ВУЗы меня не приняли, и я пошел во ВГИК. И только тогда, когда я поступил к Герасимову, я понял – сама судьба вела меня к нему. Не было бы счастья, да четыре раза несчастье помогло. И там на курсе я играл все то, что - я знал - никогда не сыграю. Антреприза появилась только в 90-х годах, и в 1996 году я первый раз, в возрасте 55 лет, вышел на сцену. Волновался чрезвычайно, как мальчишка, трепетал как осиновый лист.

 - То есть в итоге сыграли все роли, какие хотели?

 - Нет, не все. Но верю, что еще сыграю. Те роли, что остались, как раз возрастные. Вот во ВГИКе, когда я учился на актерском факультете, я играл или очень юных, или пожилых. Мне было лет 17-20, а выглядел я значительно моложе. У  Герасимова в "Журналисте" есть роль, которую он писал для меня, и я запомнил ремарку "ответственный секретарь районной газеты, очень похожий на десятиклассника". Настолько я молодо выглядел! И стариков много играл. Выше всего Герасимов оценил Болконского в "Войне и мире", которую ставили на втором курсе в институте. Когда Герасимов привозил иностранцев, я уже знал, что сейчас он спросит свою супругу Тамару Федоровну: "А что мы можем показать?", а та ему ответит: "Ну, Сереж, может "Войну и мир" покажем?". А я уже шел переодеваться, зная, что решат этот отрывок показывать - как раз сцену с дочерью, когда Болконский ее обучает геометрии и математике.

 - А что касается ролей в кино – в вашем послужном списке довольно много милиционеров. У вас к ним какое-то особое отношение?

 - Я вам вот что скажу, что бы так не говорили: посмотрите обязательно фильм, который будет называться "Черта с два!". И это ответ на ваш вопрос, потому что я в этом фильме играю пахана. Или другая моя новая работа, в итальянском кино – я там играю профессора русской литературы, большого специалиста по Чехову. Хотя у меня и милиционеры-то разные. Одни, как полковник Гордеев, а другие, как в "Детях понедельника", не просыхают, да еще и взятки валютой берут. А есть инспектор ГАИ, неподкупный, ортодоксальный.

 - А каких легче играть? И в чем для вас разница?

 - Был бы хороший материал драматургический, были бы противопоставления, была бы органичная и глубинная борьба темного и светлого, добра и зла, а там уже все остальное… не могу сказать, что дело техники, но все-таки. Ведь иногда что-то приходится подсмотреть, а иногда эмоциональная память тебе подсказывает. Как раз в "Каменской", не помню, в какой серии, я играл сердечный приступ у моего героя - однажды я видел у человека приступ - его буквально согнуло головой чуть ли не до земли, а потом он стал постепенно выпрямляться. Такие вещи – откуда их еще возьмешь, как не из жизни?

 - Ну а милиционеров где подсматриваете?

 - Давайте поедем на машине, я специально чуть-чуть нарушу, и обязательно подойдет персонаж.

 - И как к вам милиционеры относятся, когда останавливают?

 - Знаете, меня милуют. Некоторые даже под козырек берут. Встречаются и с большим юмором, которые говорят: "Дяяядь Сереж, ну что же это такое? Перестроились в ненужном месте". Но это так, незначительные огрехи, я сильно, вроде, не нарушаю. Я иногда, глядя на нарушителей на дороге, думаю: "Жалко, формы нет, вот кому бы я сейчас!"  Это как в фильме "Инспектор ГАИ": я персонажу, которого играл Никита Сергеевич Михалков, дыроколом-то все права попортил.

 - А что вам роль Гордеева дала в жизни? Как-то пригодилась?

 - У Александры Марининой этот персонаж на меня не очень похож, но когда я начал играть, она сказала: "Нет, нет, нет, я теперь только такого и вижу". Гордеев – очень преданный работе  и в тоже время сердечный человек, но дело-то делать надо, а раз так, то надо мобилизовать коллектив, в котором ты работаешь, будучи начальником. И хорошо, если у тебя есть такая волшебная палочка-выручалочка, как Каменская Настасья, которая поражает своим аналитическим мышлением, неординарностью, знаниями и эрудицией. Это, я думаю, очень украшает – не только этот персонаж, но и любую женщину, которая работает в милиции.

 - Вот вы заговорили об авторе детективов про Настю Каменскую. А Александра Маринина присутствовала на съемках сериала, консультировала как-то?

 - В первых сериях консультировала, потом у нее этот бренд выкупили, и сценарий уже писали другие. Особенно это в четвертой части заметно - она, по-моему, чуть-чуть пожиже вышла. И дым пожиже, и трава пониже. А вот пятая опять добирается до уровня первых серий, которые ставил еще Мороз.

- Скажите, а намечается ли 6-ой сезон сериала?

 - Пока только прошел слух. Вот когда мне позвонят и скажут: "Сергей Петрович, приезжайте, есть разговор", - вот тогда я поверю, что это что-то серьезное и конкретное.

 - Но Вы бы хотели принять участие в "Каменской-6"?

 - А почему бы и нет? Народ с удовольствием смотрит эту картину. Посмотрите, какие отзывы! 25 числа, когда сериал пойдет, на улицах пропадет половина людей и машин станет меньше.

Дарья Майорова, RUTV.ru