Новости

Иван Грозный - не зверь и не симпатяга

Чтобы сыграть в кино царя, да притом не какого-нибудь слабохарактерного царя Гороха, а такого волевого самодержца, как Иван IV, актеру надо иметь дьявольскую искорку во взгляде, недюжинный талант и внутреннюю силу, способную помочь до конца прочувствовать жизненный уклад людей богатого на жесткость XVI века, а главное - принять тот, такой далекий от нашего, образ мыслей. Все это в избытке есть у Александра Демидова, исполнителя главной роли в новом многосерийном фильме режиссера Андрея А. Эшпая. Незадолго до премьеры актер поведал RUTV.ru о том, каково это – быть Грозным.

 - Расскажите, пожалуйста, Александр, довольны ли вы своей ролью?

 - Не просто доволен, я считаю, что это моя судьбоносная роль, потому что все, что я играл до этого, было не такое. Об этом я даже не мечтал. Доволен ли я своей ролью? Я могу сказать, что работа была интересная, но надо посмотреть филь целиком, и тогда будет понятно, доволен я или нет. Я очень рад встрече с Андреем Андреевичем Эшпаем, мне было жутко интересно с ним работать, и я благодарен ему за это.

 - Были ли у вас сомнения, когда вы соглашались на такую ответственную роль?

 - Конечно, были. Сначала был просто испуг. Я никогда не думал об этом, хотел сыграть Гамлета, или что-нибудь из Мольера, или Чехова…а вот Ивана Грозного - даже не предполагал. Вначале у меня было ощущение, что передо мной стоит огромная гора. Но в течение 8 месяцев потихонечку, шаг за шагом, я на нее поднялся.

 - Что вам помогало готовиться к роли? Как вживались в образ?

 - Да как объяснить…ну просто вживался, как вживаются во что-то такое - всеми сознательными и подсознательными возможностями старался понять, что за человек был царь Иван Грозный.

 - И что же за человек он был – поняли?

 - Это был человек огромного диапазона! С одной стороны он был очень религиозен – хотел высоко поднять Россию духовно, говорил о Боге и о том, что хочет созвать Собор. С другой стороны он был жестокий до зверства человек, по крайней мере, это мы знаем из документов. Но сейчас есть много других мнений по этому поводу - о том, что он не был таким, что все преувеличено и что это Романовы, когда пришли после Рюриков – а ведь Иван Грозный был Рюриком, предпоследним из них, - переписали историю. Но это все разные мнения и слухи. Мы же исходили из того, что это человек, который включает в себя огромный диапазон чувств, страстей и желаний, как и многие великие люди на Земле. И мне было очень интересно прожить все эти грани – от любви к жене Анастасии, которую Грозный нежно любил, до страшных казней и его смерти.

 - А что вам тяжелее всего далось в вашей работе?

 - Нам надо было сделать так, чтобы все, что царь ни делает - начиная от любви и чистых чувств, которые у него были с юности, и кончая зверствами - не вызывало у людей однозначных восклицаний типа "Вот зверь!" или, наоборот, "Уууу, какой симпатяга!", а чтобы люди понимали, отчего с человеком такое происходит. Надо было показать правдиво - так, как это бывает со всеми нами. Ведь мы тоже иногда так гневаемся, что иной раз не верится, что это мы и были. Это с каждым человеком происходит, просто он не замечает, если ему не напоминают об этом.

 - То есть зрители должны сами для себя решить, каким был Грозный, а фильм лишь побуждает к размышлениям?

 - Да. Зрители, на самом деле, должны себя увидеть. Конечно, XVI век – это время такое, когда отравить, подсыпать яд в вино или еще что-то было чуть ли не ежедневным явлением, и не только в России, но и по всей Европе. Это, конечно, накладывает свой отпечаток. Но то, что человек – существо, которое в себя включает огромный спектр чувств, желаний и состояний, это, по-моему, все должны понимать. Нет ни ангелов, ни однозначных животных в облике человеческом.

 - А по характеру вы со своим героем хоть чем-то похожи?

 - Когда я жене рассказал, что мне предлагается такая роль, она сказала: "Нууу, это вот как раз то, что тебе нужно".

 - Не боитесь критики со стороны зрителей? В последнее время на экраны выходило много исторических фильмов, и обо всех картинах были очень неоднозначные отзывы.

 - А чего мне бояться? Да, понятно, что будет критика – и такая, и сякая. Ведь история России - это еще и политика, то есть история практически каждого отдельного человека, живущего в России. И тут дело в том, как этот человек относится к Ивану Грозному, как относится к Сталину, как относится к Ленину, как он относится к Горбачеву. Все по-разному их воспринимают. Поэтому тут невозможно взять и влюбить всех зрителей в себя. Хотя, может и возможно, кто знает? Но я не думаю.

 - Как вы думаете, будет ли эта тема интересна зрителям? Ведь если режиссеры снова и снова обращаются к нашей истории, значит, в этом есть необходимость?

 - В этом смысле российский зритель намного интереснее, чем все остальные. Я много где побывал, во многих странах, и для меня очевидно, что Россия более подвижная в плане души страна, более духовная, более трепетная в отношении к своей истории. Здесь многие задаются вопросами "Куда идти и для чего жить?", "Что делать в этой жизни, и для чего человек в этом мире родился?". Мне кажется, в России, как нигде, такой фильм должен пользоваться интересом у зрителей.

 - Расскажите, пожалуйста, как сложились отношения с коллегами на съемочной площадке, какая была атмосфера?

 - Атмосфера была, честно говоря, просто великолепная! Такая душевная и любовная, с такой поддержкой со всех сторон. Я когда сюда ехал, не был уверен ни в чем и не знал, как все сложится. Думал, может, меня не очень-то примут - приехал какой-то чужой человек, никому не известный. Я только был знаком с Андреем Андреевичем и Женей Симоновой - еще с тех времен, когда работал в театре Маяковского. А остальных я никого не знал. А, еще я был знаком с Михаилом Филипповым – он тоже очень тепло ко мне относился. Все, вплоть до самых простых людей на площадке, приняли меня с такой теплотой и добротой, что у меня аж сердце разрывалось от этого.

 - У Ивана Грозного за всю жизнь было восемь жен. Как вы относитесь к тому, что царь был таким женолюбом?

 - Ну, многие жены умирали скоротечно. Единственная, с кем Грозный вместе прожил 8 или даже10 лет – это Анастасия, его первая жена, которую Иван Васильевич очень любил. Все остальные каждые три-пять лет помирали. В то время не было такого, чтобы царь бросал одну жену и брал себе новую. Да и это же XVI век - свой мир, который нам трудно понять. Тем более еще и царь! Ведь Грозный считал себя ставленником Бога на Земле. Я читал его переписку с его другом Курбским, сбежавшим в Польшу, - как он разговаривает, как он мыслит! Человек действительно ощущал себя между небом и землей. Иван IV был сильным человеком, и ему нужна была жена. Он любил любить, и у него была, несомненно, сила и огромные чувства, я в этом уверен.

 - А в наше время такой образ жизни был бы оправданным?

 - В наше время, по-моему, только таким образом и существуют. Во всяком случае, часть мужчин достаточно свободно живут. Хотя есть мужчины, которые всю жизнь любят одну женщину.

 - Какие исторические персонажи, помимо Ивана Грозного, есть в вашем послужном списке?

 - Я играл Людовика XIV в "Кабале святош" Булгакова.

 - А кого сложнее играть – современного героя или того, кто жил много лет назад?

 - Нельзя сказать, что одно интереснее другого. Просто, играя историческую роль, ты получаешь возможность проникнуть в какие-то небывалые состояние, которые актеру всегда интересно прожить. Испытать какие-то нездешние чувства или совсем иные человеческие краски. Актер любит быть иным, а исторические роли дают возможность таким побывать.

Для справки:

Александр Демидов – актер израильского театра "Гешер". Роли в спектаклях: "Идиот" (князь Мышкин), "Тартюф" (Тартюф), "Мастер и Маргарита" (Мастер), "Кабала святош" (Людовик XIV), "Тот самый Мюнхаузен" (барон Мюнхаузен), "На дне" (Барон).

Дарья Майорова, RUTV.ru