Новости

Достоевский без накипи

Кто-то в связи с новым обращением к "Идиоту" вспомнит незаконченный фильм Пырьева с молодым Юрием Яковлевым. Кто-то — знаменитую в свое время постановку Товстоногова на сцене БДТ с Иннокентием Смоктуновским. В памяти любителей кино со стажем, возможно, всплывет и совсем иной Мышкин — романтичный Жерар Филипп во французской экранизации. И, уж конечно, ценители кино "для избранных" не упустят случая вспомнить об оригинальной трактовке романа японского мастера Акиры Куросавы, в фильме которого играют всего два актера. В отличие от всех этих работ, каждая из которых интересна, в сериале режиссера Владимира Бортко впервые сохранены все основные линии романа, все характеры воспроизведены максимально скрупулезно. Во всяком случае, по признанию режиссера, такую задачу он перед собой ставил.

Когда мы прибыли в Петербург на съемки сцен под рабочим названием "День рождения Настасьи Филипповны", продюсер фильма Валерий Тодоровский предупредил: "Встретить там могут очень жестко, идет тяжелейшая работа. Снимается ключевая сцена, которая, естественно, приводит авторов в ужас". Понятно, что после такого предупреждения в бывший особняк купца Спиридонова, где проходили съемки, мы входили на цыпочках.

В гостиной сидел генерал Епанчин — Олег Басилашвили.

— Здесь я играю человека, который выступает как бы в роли представителя зрительного зала, потому что все, что происходит, носит характер фантасмагорический, непостижимый для нормального человека. Бортко пытается снять хрестоматийную накипь, которая в течение полутора веков лежит на романе, и сделать его сегодняшним. И мне эта попытка очень нравится.

Владимир Машков — купец Платон Рогожин — был не очень разговорчив.

— Пожалуй, ничего сказать не могу. Каждое сказанное слово может нанести вред творческому процессу.

— Вы действительно так думаете или шутите?

— Шучу я все время. Ни одному слову, сказанному артистами, не верьте...

Мы было вспомнили предостережение Тодоровского о "жесткой встрече", но ситуацию спасли мягкость и врожденная деликатность князя Мышкина, в роли которого снимается Евгений Миронов.

— Ваш друг и партнер по многим фильмам Владимир Машков встречает нас не слишком любезно, а как вам работается с ним?

— Все так же. Он — злодей. Я — хороший. (Смеется.)

— Хотели бы поменяться ролями?

— Ждем приглашения!

— Женя, после того как вы были утверждены на роль Мышкина, было ощущение, что это счастливый лотерейный билет?

— У меня не было, скорее это ощутили те, кто меня любит и кто не любит. Единственное — чувствую, такие роли откладывают очень сильный отпечаток на человека.

Андрей Смирнов, играющий здесь Тоцкого, добавил, что, на его взгляд, еще не было случая, чтобы один артист играл и Мышкина, и Хлестакова, и Гамлета. Мышкин и принц Датский — были, но вот чтобы все три роли в репертуаре, как у Миронова, — нет. Кстати, для роли князя Женя похудел на восемь килограмм.

— Тяжело войти в эту роль?

— Тяжело войти в любую роль. Здесь — особый случай. Дистанция длинная-длинная. Это же весь роман. У Пырьева был забег на короткую дистанцию, лишь до камина, где горели деньги.

— Смотрели ли вы другие версии "Идиота"?

— Кое-что смотрел. Но на самом деле мне это не очень интересно. Дело ведь в другом. Мне совсем неважно, как они играют, играть я все равно буду по-своему, по-нашему. А как — пока сам не знаю.

— Мечтали о подобной роли?

— Никогда не мечтал. Честно скажу, долго думал, прежде чем согласился. Опасная вещь, очень опасная вещь. Такие роли — огромная ответственность.

— У вас, наверное, была в школе хорошая учительница литературы?

— Учительница-то хорошая, я был плохим. Приоритеты были другие: спорт, музыка...

— Что же подпитывает вас в работе над классическими ролями?

— "Когда б вы знали, из какого сора..." Ой, опять прихожу к выводу: зря я это делаю, надо молчать и ничего не говорить. Ведь это энергия, а ее надо копить.

На дне рождения у Настасьи Филипповны еще один гость — отставной поручик Келлер, Михаил Боярский.

— С Достоевским дружат только глубокие интеллектуалы, к ним я себя не отношу. Может, этот фильм и поможет мне разобраться с прозой Федора Михайловича. С трудом представлял себе, что "Собачье сердце" Булгакова может быть перенесено на экран, но то, что сделал Володя Бортко, меня потрясло. Значит, и здесь есть шанс надеяться, что фильм будет тоже хрестоматийным рано или поздно. Роль у меня крошечная, всего несколько фраз, но сниматься здесь счел за честь.

Есть в картине и интересные дебюты. На роль волевой и умной Вари Иволгиной требовалась исполнительница с соответствующими данными, с неким сильным внутренним звеном. Ею и оказалась Мария Киселева — ведущая программы "Слабое звено". Отсутствие актерского образования она, по словам режиссера, компенсирует талантом и работоспособностью.

В изысканно декорированной гостиной Настасьи Филипповны — свежие цветы. В вазах — фрукты. Ассистент режиссера по реквизиту Наталья Седова словно оправдывается за все это: "У нас жестокая экономия. Цветы и фрукты у меня стоят неделю, а уж потом свежие покупаем..."

— Ничего, компотик сварите...

— Какой компот!.. Артисты съедают все. Все время что-нибудь клянчат. За ними — глаз да глаз, чтобы не съели. Вон, Саша Лазарев — Ганя Иволгин — пирожное попросил, а оно только три дня пролежало. Твержу по десять раз на дню: исходный реквизит покупается не для того, чтобы есть, а чтобы снимать.

С виновницей торжества Настасьей Филипповной поговорить не удалось: репетиции кульминационной сцены сжигания ста тысяч рублей шли одна за другой. Пробы на эту роль были колоссальные, и Лидия Вележева убедительно выиграла их по одной простой причине — она была лучше всех. Может, дело тут в том, что еще в училище она сыграла на студенческой сцене Грушеньку в "Братьях Карамазовых"? Или просто у актрис Театра им. Евг. Вахтангова — свой особый секрет? Ведь обе "королевы": и прежняя, пырьевская, Настасья Филипповна, народная артистка СССР Юлия Борисова, и новая, Лидия Вележева, работают именно там.

Анна Молева