Новости

Настоящее европейское Кино

Не покривлю душой, если скажу, что это – один из самых красивых фильмов последнего времени. Режиссер “Фаринелли” снял новую костюмно-историческую драму. На этот раз действие разворачивается в эпоху Людовика XIV и рассказывает о жизни и творчеств двух гениев и друзей – композитора Батиста Люлли и драматурга Мольера. Ну и, конечно же, о короле. Утонченный, изысканный - и в то же время оставляющий неприятный душевный осадок фильм: так умеет снимать Корбьо. Только он в современном кинематографе соединяет исторические реалии с собственной фантазией таким образом, что начинаешь верить в то, что “именно так и было”.

Люлли (Терраль) – придворный композитор юного короля. Люлли распознал танцевальный талант Людовика (Мажимель) и пишет специально для него серию балетов, прославляющих монарха. Молодой король является зрителям то в образе античного бога, то восходящего солнца. Мать короля Анна не поощряет этого увлечения сына – но тот со смертью кардинала Мазарини полностью берет власть в свои руки – и начинается эпоха возрождения французского двора...

Люлли и его друг Мольер (Карио) оказываются фаворитами короля. Вместе они работают над спектаклями для королевского театра... Но когда королю однажды не удается сложнейшее балетное па, он решает прекратить танцевать. Люлли в ужасе: его талант танцовщика более не нужен... Композитор разрывается между немилостью короля и больным другом – Мольер умирает, великий драматург осознает, что смертельно болен – и торопится поставить последнюю пьесу...

Великолепная игра актеров. Российскому зрителю, конечно же, знаком Чеки Карио, сыгравшей в “Никите” и “Добермане”. В этом фильме он играет Мольера, играет страстно, безумно – и очень красиво. Так же, как и Борис Терраль в роли Люлли – они оба создают образы гениев, зависимых от воли монарха и не находящих себе потому покоя...

Как известно, король-солнце был не слишком красив. Достаточно посмотреть на портреты. Поэтому вдвойне странен выбор на эту роль молодого актера Бенуа Мажимеля, который, в принципе, внешне очень даже ничего. Однако грим – и актерский талант – превращают симпатягу Бенуа в уродца Людовика – с вечно поджатыми губами и недовольным взглядом. Мажимель становится портретно похож на короля – и этот отталкивающий чисто внешне образ (его король весьма некрасив, как мне кажется) и делает этот фильм тем, что он есть – Картиной.

Естественно, многое Корбьо приукрасил (он в свое время из урода Фаринелли сделал экранного красавца). Но, тем не менее, он снял замечательный фильм, сумел передать атмосферу того далекого времени, когда при монаршьем дворе ставились великолепные спектакли, строился Версаль, а интриги были образом жизни... Настоящее европейское Кино.

Павел Сурков