Новости

Белоснежка из трущоб

Согласно аналитической психологии Карла Густава Юнга мачеха во многих сказках представляет собой архетип "праматери разрушающей и поглощающей". По представлениям антропософа Фриделя Ленца сказки о Белоснежке, Спящей красавице и Красной Шапочке образуют последовательность психического упадка. Дом карликов символизирует тело ребенка, сами карлики - его стихийные силы, число 7 - время. Проанализировав "Белоснежку", фольклорист Лутц Рехрих делает вывод, что красота в ней переплетена с любовью, но в извращенной форме, лишеной эротической направленности.

Ознакомился ли именно с этими исследованиями режиссер Тарсем Синх – неизвестно, сам он утверждает, что с головой ушел в работу над материалом, прежде чем на свет появился фильм "Белоснежка: Месть гномов". В результате на свет появилась почти классическая версия сказки, с несколько смещенным акцентом в описании героев и событий, поскольку изложена история мачехой девушки, Злой Королевой (Джулия Робертс).

Она решила быть честной, и ей даже удалось правдиво пересказать первую часть сюжета, касавшуюся короля, королевы и их новорожденной дочери, названной Белоснежкой. Для пущей убедительности рассказ сопровождался анимэ, что должно было и привлечь юного зрителя и сэкономить на гонорарах актерам. В формате веселых картинок дело дошло до того, что отец исчез в страшном лесу, а замечательная, умная и прекрасная Королева была вынуждена жить с непослушной девчонкой.

И только на описании замечательно прекрасной мачехи появится Джулия Робертс, чтобы с первого кадра всем стало понятно – Королевой ее назначили не напрасно. По сравнению с ней меркнет не то что маленькая Белоснежка (Лили Коллинз), даже свет солнца тускнеет. Правда, кроме солнца на горизонте королевства появляется еще и принц Эндрю (Арми Хаммер), и тут Королева понимает, что нашлась ей пара под стать. На беду принц уже встретил в лесу Белоснежку и целых семерых гномов. Так что участь его решена.

Тем более что конец сказки, даже такой неэротичной, как "Белоснежка", всем известен, и изменить его не представляется возможным. Поэтому Тарсем Синх постарался внести как можно больше личного (фактически, отсебятины) в канву фильма. Так, ему даже не пришлось особенно стараться, чтобы сместить акцент с Белоснежки на мачеху. Дочь певца Фила Коллинза – Лили – прекрасна, как майский цветок, и отчасти напоминает Одри Хепберн. Но в настолько малой части, что ее очарования не хватает, чтобы затмить Джулию Робертс, буквально искрящуюся и переливающуюся эмоциями, красками, шутками, выходками, проказами, колдовством.

Но дальше стало только хуже, потому что режиссер принялся фантазировать, что ему категорически запрещено делать, потому что в результате сказка с немецкими корнями превратилась в классический образчик индийского кино. Начиная с костюмов, грима и заканчивая манерой изложения истории режиссер буквально упивается тем, что его голливудский фильм стал достойным продолжателем традиций Болливуда.

Точности сюжета – кому они нужны, раз можно устроить театрализованное мармеладное представление. Забытые или появляющиеся из ниоткуда герои – пустяк, зато они будут разодеты, как индийские раджи. Пару раз в сказке появится даже волшебное зеркало, символизирующее совесть Королевы. Но для того чтобы с ним пообщаться, Джулия Робертс отправится в хижину из камыша (вместо того чтобы поговорить с ним в самом шикарном и одновременно китчевом дворце). Гномы будут разряжены на манер живописных банд, наводняющих (согласно кинематографу) индийские трущобы.

И все же апофеозом сказочного безумия станет финальная сцена, где Белоснежка, вскочив из-за свадебного стола, запоет и станцует индийский танец "ода к радости". Как и положено, радость ее подхватит массовка, и вот уже танец из дворца перельется на площадь, чтобы счастливое безумие захватило весь народ королевства. И чтобы никто не сомневался, что в следующий раз Белоснежка выйдет из дому в сари и с нарисованным третьим глазом Шивы на лбу.

Мария Свешникова, Russia.tv