Новости

А нечистым трубочистам...

По определению Спинозы, стыд – это "неудовольствие, сопровождаемое идеей какого-либо нашего действия, которое другие, как нам представляется, порицают". Изучением стыда занимался Чарльз Дарвин, которого весьма интересовало, как стыд выражается в организме человека. А Владимир Соловьев в своей работе "Оправдание труда" написал, что "стыд не только выделяет человека из прочего животного мира, но, стыдясь своих природных влечений и функций собственного организма, человек сам выделяет себя из материальной природы". Препарировать данное чувство решил и режиссер Стив МакКуин, посвятив его анализу отдельный фильм.

С названием картины Стив мучиться не стал: думаем о стыде, говорим о стыде, выносим на афиши: "Стыд". Выбор актера на главную роль тоже был недолог: после того, как фильм МакКуина "Голод" с Майклом Фассбендером вошел в список "Лучшие фильмы 21-го века", режиссер не решился экспериментировать. Да и трудно было бы ему найти другого актера с лицом одновременно порочным и прекрасным, на котором прочно въелась печать "непростого прошлого". Играть Майкл соглашается любой сложности роли, и герои у него получаются уникальные. Все компоненты режиссеру пригодятся то вместе, то раздельно, поскольку препарировать в фильме станут болезнь сатириазис – мужскую разновидность эротомании. Именно ею, уверен режиссер, страдает Брэндон (Майкл Фассбендер).

Глагол "страдает" определенно надо особо подчеркнуть, потому что с первых кадров МакКуин недвусмысленно выказывает свое отношение и к Брэндону и к его проблеме. Героя режиссер откровенно брезгливо презирает, болезнь вызывает недоуменную гадливость, и из каждого кадра отчетливо раздается - неужто так трудно побороть обычную слабость? О нет! Брэндон не маньяк, набрасывающийся на женщин и насилующий их, и не социопат, все время проводящий в сладострастных утехах. Брэндон – состоявшаяся личность, у него отличная квартира в престижном районе, и он довольно успешно продвигается по карьерной лестнице. Ему вполне по силам есть, пить, спать, работать или проводить вечера в типичной мужской компании, без того, чтобы изнасиловать первый попавшийся столб женского рода.

Правда, Брэндон не женат, но таких вокруг десятки тысяч. Он постоянно флиртует с девушками и порой дело доходит до недвусмысленных предложений, но до постели они добираются лишь при обоюдном согласии. Да, он смотрит порнографические журналы, и – да, он может снять проститутку, а то и двух, а иногда выручает сам себя. Единственное, чего Брэндон не делает, не общается со своей сестрой Сисси (Кэрри Маллиган). Совсем. Он даже трубку не берет в ответ на ее жалобные стоны о помощи. Но кто его осудит, когда увидит эту девушку на грани нервного срыва. Причем 90% своих проблем Сисси либо придумывает, либо повинна в них сама. Да и ее отношение к брату настораживает своей чересчур несестринской любовью.

Но именно Сисси вызывает неизмеримую, всепоглощающую жалость режиссера. Она - несчастная девушка, которая не хочет взрослеть, потому что когда-то у них с Брэндоном было трудное детство. Отличное оправдание, чтобы с неутомимой легкостью разбазаривать свою жизнь, пить, колоться, заводить роман с начальником брата в квартире брата. А если утомление все же наступит и когда Сисси все наскучит, она перережет себе вены. Но так, чтобы ее обязательно спасли – иначе неинтересно. Причем спасти ее обязан тот самый, непутевый. И уж он-то готов по-настоящему умереть. От стыда.

В выросшем до идеального инфантилизма современном обществе невозможно быть готовым к причудливым извращениям его сознания, и фильм "Стыд" – наглядное подтверждение тому. Каждого подогнать под единственно возможный трафарет, загнать в целлулоидные рамки и отправить маршировать под звуки горна действовать на благо унифицированного мира. Ленивая психопатка миру понятна – принимаем, личность отдельную на всякий случай отбракуем и попробуем переделать. Если не получится – объявим парией и уничтожим.

Если бы "Стыд" сняли лет 30 назад, можно было бы подумать, что МакКуин – выходец из СССР и снимает откровенную агитку о тлетворном влиянии Запада. Ради подтверждения собственной правды он вынуждает Фассбендера полфильма ходить голым, еще треть – участвовать в откровенно порнографических сценах. Но радуются этому только пришедшие на "клубничку" нимфетки, остальным наблюдать за потугами автора неловко, а найти оправдание такой откровенной ненависти к выбранной им же самим тематике негде. Но даже столь жесткий подход к теме не убеждает зрителя в правоте режиссера. И в то время как смотришь на залитого кровью выжившей сестры Брэндона, а сам он все больше проникается убеждением, что он – ничтожность, пес смердящий, все больше становится стыдно. За режиссера.

Мария Свешникова, Russia.tv