Новости

Роковая женщина

Центром учения основателя "аналитической психологии", швейцарского психолога и философа Карла Густава Юнга стало представление об "индивидуации". Процесс индивидуации порождается совокупностью душевных состояний, координирующихся системой дополняющих друг друга отношений, способствующих созреванию личности. Юнг также подчеркивал важность религиозной функции души. И понимал неврозы не только как нарушение, но и как необходимый импульс для "расширения" сознания и, следовательно, как стимул к достижению зрелости (исцелению). Он ввел понятие "коллективного бессознательного" и предложил знаменитую теорию личностных типов, указав на различия между поведением экстравертов и интровертов.

Безусловно, как практикующий врач, он постоянно анализировал внутрисемейные отношения, особенно связь между матерью и сыном. Философия Юнга общедоступна, и любой заинтересовавшийся ею может ознакомиться с его философскими и медицинскими учениями. К сожалению, сделать это не догадалась Лайонел Шрайвер, написавшая роман "Цена нелюбви". Не додумалась и режиссер Линн Рэмси, экранизировавшая его. Поэтому тонкая, умная, безупречная с кинематографической точки зрения история превратилась в женское недоумение. Очень серьезное, ужасное, даже трагическое, но все же недоумение, потому что Ева (Тильда Суинтон), безжалостно препарируя саму себя перед читателем-зрителем, искренне не понимает, что она сделала не так.

Как получилось, что ее любимый сын Кевин (Эзра Миллер), ее первенец, которого они с мужем Франклином (Джон Си Райли) так хотели и так ждали, оказался моральным уродом, вырожденцем. Не просто способным на преступление, но и получающим наслаждение от убийства. Впрочем, если в том, что Кевин был долгожданен, сомнений нет, то в эпитете "любимый" есть неуверенность даже у самой Евы. Она, конечно, его сильно любила, пока он был в утробе, будучи художником по натуре, она нарисовала себе чудесную сказку, которая произойдет с его рождением. Чудо мгновенно обернулось прозой жизни, а к ней родители были не готовы.

Не готовы они оказались и идти на малейшие уступки по отношению друг к другу, и с каким-то сладострастным удовольствием они скупились на обсуждение проблем, на желание поговорить, обсудить, увидеть ребенка. Потихоньку, незаметно, вступает в фильм-роман незнание психологии от Юнга, еще столетие назад заметившего, что родители имеют привычку, обыкновение вести себя с родными детьми так, как никогда не позволят этого с людьми посторонними. Кроме того, начали проявляться непонимания между экстравертом и интровертом. Пока еще за пронизывающей до дрожи игрой Тильды Суинтон и Джона Си Райли незаметно, что фильм о реальности большинства современных семей, зарывающих в песок голову в надежде, что проблемы исчезнут. Но – не желающих работать над созданием настоящих отношений.

Дальше - больше. Рассказ ведется флеш-беками, где Ева вспоминает свою жизнь. Случившуюся до и после того, как ее сын расстрелял одноклассников и уничтожил свою семью, оставив мать расплачиваться за его грехи. И Ева соглашается с выбранной для нее ролью: она считает, что должна понести наказание – внешнее, физическое – перед обществом. Поэтому она никуда не уедет, а будет терпеть насмешки, издевательства, публичные и тайные унижения. Она, кажется, жертвует собой, на деле же упивается своими страданиями, получая наслаждение от них. В демонстрации ее унижения, раскаяния и наказания видят основную задачу Рэмси и Шрайвер, снова мастерски подменяя основную проблему, все сводя к единой цели, чтобы Ева так и не захотела понять, в чем была ее вина, отчего провал.

Ведь именно как личный провал, как неудачу в достижении очередной цели она расценивает мероприятие под названием "сын"… Французы называют таких дам роковыми женщинами. Этот мрачный типаж несколько смягчен в образе Царицы Ночи в опере Моцарта "Волшебная флейта". Греческие сирены или немецкие лорелеи олицетворяют другой ее опасный аспект - склонность предаваться разрушительным иллюзиям. Она упорно не желает видеть и (снова вспомним Юнга) знать, что индивидуальные проявления мужчины складываются, как правило, под воздействием матери. Если она оказывает отрицательное влияние, то его психологическое развитие скорее всего будет проявляться в раздраженных, подавленных настроениях, состоянии неуверенности, тревоги и повышенной возбудимости. В душе такого мужчины отрицательный образ матери бесконечно повторяет: "Я никчемен. Все бессмысленно. У других все иначе, чем у меня. Ничто меня не радует". Такие настроения вызывают хандру, страх заболеть, стать импотентом или жертвой несчастного случая. Вся жизнь видится тягостной и печальной. Когда мать становится демоном смерти, это может довести человека до самоубийств, что продемонстрировано в фильме Жана Кокто "Орфей". Если сын или мать очнутся, то преодоление ее негативного воздействия поможет ему стать настоящим мужчиной. Но когда есть дело только до своих проблем, амбиций, жизни, любви или ненависти наступает следующая форма. И тогда можно сочинять ответы, придумывать оправдания и снимать безупречное кино. Скажем, такое, как "Что-то не так с Кевином".

Мария Свешникова, RUTV.ru