Новости

Цена одной жизни

В 2007 году состоялась премьера израильского фильма "Долг" режиссера Ассафа Бернштейна. И, поскольку любые истории про страшно засекреченных агентов Моссада безотказно действуют на зрителя, картину купили сразу несколько стран. Правда, сказать, что ее ждал ошеломительный успех – значит сильно преувеличить популярность "Долга" в мировом кинопрокате. Как бы то ни было, американцы приняли решение фильм "римейкизировать" с названием "Расплата". Режиссером новой версии "Долга"  пригласили Джона Мэддена ("Влюбленный Шекспир"), сценаристом -  Мэттью Вона ("Карты, деньги и два ствола", "Большой куш").

Сюжет развивается одновременно в двух временных пластах - в наши дни и в 1965 году, поэтому каждого героя играет по два актера - молодой и в солидном возрасте. Но начинается все внезапно для Рэйчел Сингер (Джессика Честейн и Хелен Миррен): родная дочь поставила ее перед фактом - она написала книгу о матери, о том, что той довелось пережить в Восточном Берлине. Тогда Рэйчел с двумя коллегами из Моссада - Стефаном (Том Уилкинсон и Мартон Чокаш) и Дэвидом (Сэм Уортингтон и Киаран Хайндс) - выследила нацистского преступника Дитера Фогеля (Еспер Кристенсен) по прозвищу Хирург из Биркенау.

Тот прославился экспериментами на евреях, а потому подлежал безоговорочному уничтожению. Группа выполнила ответственное задание и, несмотря на определенные трудности, уничтожила врага. Вот он, истинный пример для подражания подрастающему поколению. При одном условии: если все события происходили так, как рассказали вернувшиеся бойцы. Но память - такая удобная штука, она искажает факты, перекраивая их на нужный лад. А может, и память не при чем, если совесть договорилась с разумом. Ведь всегда остается надежда, что расплата наступит в другой жизни, а до этого времени еще дожить надо. На беду Фогель, спустя тридцать лет, объявился в украинской глубинке. Живой и невредимый.

Казалось бы, отличный прославляющий подвиг шпиона и суперагента сюжет, в котором есть все – интрига, любовная линия, героическая судьба и даже мораль. Но фильм рассыпается, как труха на ветру. Разваливается на маленькие эпизоды, на безвкусные частички, перемежающиеся пустотами. Проблема одна, но она настолько масштабна, что от нее невозможно отмахнуться: мировой кинематограф разучился снимать политические детективы. А "Расплата" по своей сути - не что иное, как политический детектив. Благодаря изменившейся политической ситуации, они успешно вышли из моды, перестали волновать зрителя и не пользуются популярностью и у публики, и у режиссеров. И даже Роману Полански, снявшему в прошлом году "Призрака", не удалось реанимировать этот хладный жанровый труп.

Не справилась с поставленной задачей и Хелен Миррен. То ли ее роль слишком незначительна, то ли актриса устала – в прошлом году она снялась в семи проектах, что не могло не сказаться на качестве поставляемого продукта. Остальные актеры явно должны были оттенять великую актрису. И они, безусловно, справились бы с этим… при условии, что было бы, кого оттенять. Но режиссеру и сценаристу было не до режиссуры или драматического сценария – они увлеклись демонстрацией понятных им приятных мелочей: фотографирование изящным кулоном, самоубийство при помощи самосвала или отработка приемов рукопашного боя и игра на фортепиано в конспиративной квартире.
Словом, "Расплата" превратилась в нечто среднее между боевиком, политическим триллером и драмой. С усредненными моральными, нравственными или воспитательным выкладками. На подвиг после просмотра точно не тянет.

Мария Свешникова, RUTV.ru