Новости

Мать отказалась от дочери, впавшей в кому

20-летняя Катя Бондаренко из Новороссийска случайно выпала из окна третьего этажа в общежитии. За ней сейчас ухаживают чужие люди, потому что родная мать отказалась от дочки. "Лучше бы она умерла, когда падала", – по словам свидетелей, именно так говорила Ольга Бондаренко.

Ольга отказалась забирать дочь, впавшую в кому, из больницы. Она променяла прикованного к постели ребенка-инвалида на вполне здорового гражданского мужа. "Она с самого начала говорила, что забирать ее не будет. Мол, она еще молодая, ей совсем немного лет, чтобы посвящать жизнь лежачему человеку", – утверждает Люзия Хайрулина, мать Катиной подруги.

Люзия – первая, кто пришел на помощь Кате и ухаживал за ней несколько месяцев. Ее дочь Саша училась с Катей в одном классе, они были близкими подружками. "Трагедия с Катей случилась в конце ноября. Я восприняла это как личную трагедию, приходила в реанимацию. В конце декабря она вышла из комы, и в начале января я уже была с ней рядышком, в нейрохирургическом отделении нашей городской больницы".

По словам Люзии, еще в реанимации мать Кати просила, чтобы дочку отключили от аппаратов жизнеобеспечения. А когда врачи отказались это делать, написала отказ забрать ее домой, предпочтя переложить ответственность за ее жизнь на хоспис. 

В доме Люзии девочка прожила полгода. За это время мать навестила ее всего пару раз, причем однажды дежурила у ее постели пьяной, о чем свидетельствует запись с видеокамеры. Родной отец Кати тоже провел с девочкой не более получаса.

Сейчас Катя находится у своих родственников. Те, впервые увидев девочку в больнице, пришли в ужас. Катя лежала вся скрюченная, ее спина была красной, в опрелостях. Первое время с ней было очень тяжело – девушка при падении отбила легкие, сама не дышала, ей вставили трахеостому, пищу она получала через зонд. Сейчас Катю кормят с ложечки. Она еще не говорит, но уже все понимает. Единственное слово, которое ей удается выговорить, – "мама"... У Кати начали разгибаться пальцы, есть и другие признаки улучшения, хотя выписали ее с приговором "восстановлению не подлежит".

Мать Кати, Ольга Бондаренко, пришла в студию "Прямого эфира" и заявила, что Люзия ее оклеветала. "Это ложь, бред и абсурд, что я хотела отключить дочь от аппаратов, – говорит Ольга. – И я нигде не писала слова "отказ". Мне просто некуда пока Катю забирать, у нас идет ремонт и нет подходящих условий. Отрезаны все трубы, канализации нет, воды. Но я не отказывалась от дочери". Однако при этом в службах опеки хранится официальный отказ Ольги в пользу опекуна Александры Панченко, двоюродной сестры Кати.

Ольга утверждает, что сейчас они всей семьей живут на съемной квартире, но как только завершится ремонт, она Катю заберет. Но отдадут ли ей дочь после того, что было? Почему чужие люди делают для девушки больше, чем родная мать? Правда ли, что у Александры Панченко есть в этом деле корыстный интерес? Ответы на эти и другие вопросы – в программе "Андрей Малахов. Прямой эфир".

Новости