Новости

Никита Михалков: "Цитадель" - это картина о счастье

В Москве, в кинотеатре "Октябрь" состоялась премьера второй части дилогии "Утомленные солнцем 2" Никиты Михалкова - "Цитадель". После выхода в прошлом году фильма "Предстояния" эмоции били через край. Так что к премьере "Цитадели" интрига достигла своего апогея: кто-то волновался, кому-то было интересно, чем закончится история комдива Котова. Неудивительно, что на премьеру съехался весь кинобомонд столицы. Самая известная певица российской эстрады Алла Пугачева, министр культуры РФ Александр Авдеев и глава МЧС России Сергей Шойгу дополнили ряды приглашенных. Гости, улыбаясь, позировали на фоне баннера картины, но никто не мог точно сказать, где автор фильма – актер и режиссер Никита Михалков.

Никита Сергеевич, очевидно, волновался перед премьерой: он постарался как можно незаметнее зайти в зал самым последним и, слегка нахмурившись, вышел на сцену. "Честно говоря, я боялся, что у вас не хватит воли и желания прийти посмотреть нашу картину, так что я вам чрезвычайно признателен", - произнес он. И продолжил: "Это восемь лет жизни группы, в которой работало более 500 человек. Это тяжелейшие условия съемок – вы все увидите сами. Я не хочу жаловаться, Господь управил так, что мы закончили фильм. Мне казалось, "Предстояние" будет тем манком, который, закрутив сюжетные пружины, оставит зрителя в состоянии напряжения и интереса. Не во всем это получилось: кто-то посчитал "Предстояние" плохой картиной, кто-то ее не понял, кто-то посчитал, что она старомодна. Но совершенно убежден в обеих картинах, не потому что я сам считаю их хорошими, а потому что я не верю, что такое количество людей могли с таким увлечением делать то, что никому не нужно. Такого просто не могло быть.

Если первая часть – это картина жизни и смерти, то вторая – это смерть и жизнь. Если первая картина – это метафизика разрушения, то вторая – метафизика созидания, победы, счастья. Вторая картина – о счастье несмотря ни на что. К сожалению, мы о нем забываем, считая сиюминутные проблемы огромными. Но если их сравнить с теми, о которых мы говорим, они становятся ничтожными. В "Цитадели" очень важен масштаб соединения несоединимых вещей: комарик и война, паучок, решающий судьбу боя, – потому что все связано. Когда я начинал сниматься у Сергея Федоровича Бондарчука в "Войне и мире", я имел счастье прожить с ним в Кашире в одном доме несколько дней. Он был весь завален материалами. И среди этих фолиантов лежала книжечка Циолковского "Эгоизм Вселенной". Это очень поэтическая теория о том, что человек не понимает, что его связывает с миром. Он может потерять расческу, и тем закончится его жизнь. Умерла собака, и он перестал существовать. Вот эти связи, эти ниточки, связывающие нас с жизнью, мы их не понимаем, но мы должны знать, что мир един. Это не нравоучение, это то, чем я внутренне питался, выполняя задачу, которая стояла перед нами. И мне очень хочется, что бы вы это ощутили. Чтобы это было понятно, зритель должен работать: кино не может быть гарниром к попкорну, мы не можем этого допустить. Я не имею в виду тяжелую работу зрителя, которому скучно, нет, я имею в виду работу душевную, возможность погрузиться в эмоции людей, существующих на экране. Для меня это самое главное, и до сегодняшнего дня это было связано со всей русской культурой.

В этой картине потрясающие артисты, над ней работала замечательная группа. Я прошу вас в знак уважения к тем кто работал, досмотреть окончательные титры и посмотреть, сколько людей работало и сколько ушло раньше времени, не посмотрев того, о чем они мечтали. И, если вы захотите, в самом конце я представлю вам нашу группу".

Последних слов Михалков мог бы не говорить: за время первого сеанса "Цитадели" – фильм длится порядка 2,5 часов – ни одни зритель не ушел из зала. Больше того, в кинотеатр подходили опоздавшие: сначала они пробирались на свободные места, но так как пустовавших кресел было ничтожно мало, публика в вечерних платьях и парадных костюмах постепенно полностью оккупировала ступеньки лестницы и проходы между рядами. Все переживали, искренне смеялись и горько плакали вместе с героями. А в это время бывший комдив, друг Сталина, муж, отец и зэк, Сергей Котов (Никита Михалков) бросается в бой на Цитадель, не желая встречаться с Митей (Олег Меньшиков). Он понимает, что встреча с НКВД-шником в окопе ни к чему хорошему привести не может. Он еще не знает, что Митя задумал коварный план покаяния-расплаты. Что его любимая Маруся (Виктория Толстоганова) разобьет ему сердце. Что товарищ Сталин (Максим Суханов) придумал для него омерзительный план реабилитации. И что где-то совсем рядом его любимая дочь Надя (Надежда Михалкова) спасает жизни раненых солдат

Оглушающие овации, которыми встретили гости Никиту Сергеевича и его рабочую группу недвусмысленно продемонстрировали, что публика в восторге от "Цитадели". Михалков откровенно радовался успеху. "Я счастлив, что есть такая группа, которая может поднять любой проект, и я счастлив, что есть такой зритель как вы", - поблагодарил он. И, наконец, показалась его мальчишеская улыбка, а сам мэтр вспомнил, что умеет шутить: "Я больше не буду снимать в своих фильмах Толстоганову – что ни картина, так она в интересном положении". "И Надя", – подсказал что-то из зала. "Да, Надю, видимо, тоже придется не снимать", - задумчиво протянул Михалков, а потом, не выдержав, пошел обниматься с дочерьми.

А в это время в холле своими впечатлениями о фильме делились первые именитые зрители. "Надо отдать должное Никите Сергеевичу, этим фильмом он внес значительный вклад в российский кинематограф", - признался министр культуры Александр Авдеев. "Михалков создал грандиозное полотно человеческих чувств и страстей, так что я не заметил, как пролетело время", - вторил ему режиссер Владимир Хотиненко.

Обсуждая "Цитадель", зрители направились к выходу, чтобы тут же застыть: по Арбату катили танки и прочая военная техника. Это завершалась репетиция парада в честь Победы. Ведь "Утомленные солнцем 2. Цитадель" выйдет в прокат 5 мая.

Мария Свешникова, RUTV.ru
Фото Михаила Свешникова