Новости

Есть или не есть?

Любите ли вы японскую кухню? Если да, то на просмотр фильма "Еда и девица" японского режиссера-дебютанта Минору Каримура вам стоит идти, основательно подкрепившись, ибо, как и следует из названия, большую часть ленты герои будут работать челюстями, готовить, кормить друг друга и братьев наших меньших и обсуждать приготовление пищи. Рисовые колобки, креветки, салаты, кальмары, рыба на гриле - чего только нет в меню изобретательных японцев… Но "Еда и девица" вовсе не гастрономический путеводитель и не научно-популярный фильм о вкусной и здоровой пище. Как и сама еда – источник не только удовольствия, но и страданий. О последнем, говорят, предупреждал еще Будда.

"И почему только, чтобы жить, мы должны есть? Это так достает", – размышляют герои картины. У каждого из персонажей трех историй, вписанных в единый сюжет, с едой связаны собственные злоключения. Повариха Саори не кладет в пищу уксус – им пахли руки ее бывшего любовника. Предмет ее нынешних грез – тоже тот еще фрукт: он не просто не может есть на людях – он в принципе не переносит стряпню, приготовленную чужими руками. Другая героиня, Мие, страдает булемией – она тоннами поглощает чипсы, орешки, печенье, а потом в туалете пытается вызвать рвоту. Забеременев, Мие сомневается, оставлять ли ребенка, потому что "вырастить – значит прокормить". А прокормить не так просто. Впрочем, на случай внезапной голодухи у нее есть план: если съесть мужа, то, по ее прикидкам, должно хватить дней на сто… А вот сослуживец Мие, наоборот, ни крошки в рот не берет: он хочет походить на буддийских монахов, которые достигали просветления, лишь полностью отказавшись от пищи. Ну и заодно сократить расходы семьи на еду. Только вот незадача – сам-то Конаки любит свинину с имбирем, а не одни лишь сутры на завтрак, обед и ужин. На исходе нескольких дней голодания вопрос "Есть или не есть?" стоит для него так же остро, как  "Быть или не быть?" для Принца Датского. В общем, каждый сходит с ума по-своему, за чем с хитрым прищуром и беззлобной иронией наблюдает Главный повар, то бишь режиссер.

Три новеллы на тему "еда – отношения" как нельзя лучше вписались во внеконкурсную программу Московского международного кинофестиваля "Секс. Еда. Культура. Слава". Минору Каримура, смешав коктейль из двух основных инстинктов - самосохранения и продолжения рода - и приправив его толикой добродушного юмора, вместо счета предъявляет в финале зрителю нехитрую, но очень приятную мораль, обратившись, опять-таки, к опыту Будды: "Истощив себя аскезой, Сиддхартха Гаутама не достиг просветления. Девушка из соседней деревни обнаружила его лежащим без сил на берегу реки и поднесла ему сладкий рис. Он переплыл реку, сел под деревом и на рассвете 15-го дня четвертого лунного месяца стал Буддой". Так что, как ни крути, а пища духовная и телесная не слишком далеко ушли друг от друга. И двое друзей из "Еды и девицы" в конце концов так же утешительно договариваются о том, что "жить, чтобы есть" и "есть, чтобы жить" – это, по сути, одно и то же.

По-настоящему задорный и тонкий фильм выпускника филологического факультета Христианского международного университета в Токио и ученика колледжа Коламбия в Голливуде, успевшего поработать в американской компании Акиры Куросавы, конечно же, не первое высказывание на эту тему. Но подано оно в таком пикантном соусе, что оставляет самое приятное послевкусие и вызывает устойчивое желание попросить добавки.

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru