Новости

Великий немой

Московский тридцать второй в самом разгаре. Картины Основного конкурса, "Перспектив", спецпрограмм сменяют друг друга, порой, чтобы мелькнуть и больше никогда не появиться на экране. Так произошло с "Последней битвой" Люка Бессона, "Символом" Хитоси Мацумото, "О людях и богах" Ксавье Бовуа, промелькнувшей программой "Акиро Куросава – 100"… Перечислять фильмы, показанные по одному, максимум по паре раз, нет смысла: никого не удивляет многолетнее ноу-хау ММКФ устраивать демонстрации единожды и загонять самые интересные работы на максимально поздние сеансы.
Правда, в этом году работать стало еще интереснее: официально кинофрум открылся 17 июня, однако для прессы организаторы сделали исключение, начав показы за день до открытия. Особенно "порадовались" нововведению журналисты, вернувшиеся с "Кинотавра", обнаружив, что первые три фильма конкурса они пропустили. Позже выяснилось, что программа меняется постоянно, и началась чехарда с показами. На сегодня самым большим "достижением" можно считать одновременную премьеру мультфильма "Гадкий я" от продюсера Криса Меледандри и фильма "Жить" режиссера Юрия Быкова. И выстроенные в ряд три немых фильма. Трио молчальников родом отнюдь не из эпохи "великого немого", все это вполне современные работы.
Так, ретроспектива "Многоликий Люк Бессон" открылась его первой полнометражной картиной "Последняя битва", вышедшей на экраны в 1983 году.

Прийти поприветствовать зрителей Бессон не сумел – сказались накладки в программе для жюри, поэтому вместо себя он прислал Кирилла Разлогова. Кирилл Эмильевич поведал, что фильмы "многоликого" подобраны самим мэтром, призвал обратить внимание на костюмы и тот факт, что бюджет постапокалиптической "Битвы", смонтированной режиссером на собственном домашнем компьютере, всего 17 тысяч долларов, и - пошли первые титры.
Землю, наконец, настигла глобальная катастрофа, после которой  остались одни руины да несколько человек мужского пола с явно деформировавшимся рассудком. Хуже всего (по крайне мере для зрителей) было то, что люди разучились разговаривать и теперь объясняются лишь знаками. Правда, порой и этого не нужно, поскольку главная цель каждого – выжить в одиночку. Исключение составляют Человек (Пьер Жоливе) и Доктор (Жан Буиз). Их заклятым врагом становится Убийца (Жан Рено).

Сюжет и картинка фантастического триллера председателя жюри будто вобрали в себя все лучшее из рок-реализма фильма "Игла" и из психоделики "Кин-дза-дзы". Черно-белый мир, убогое мычание, к которому приговорено человечество, доведенные до абсурда отношения, состоящие из ненависти, мести, отвращения, жестокости, безысходности, настолько реалистично переданы 27-летним Бессоном, что фильм по праву стал обладателем шести призов в разных странах, в том числе "Сезара" за лучший режиссерский дебют. 

Стоит отметить интересную актерскую работу Пьера Жоливе, впоследствии переквалифицировавшегося в режиссера и сценариста, Жана Буиза и Жана Рено. И неудивительно, что после пережитых ими в "Последней битве" мытарств благодарный Люк Бессон не единожды приглашал каждого из них к сотрудничеству в своих многообразных проектах. Фильм же стоит рекомендовать в качества пособия для студентов ВГИКа, жалующихся на недостаток средств – выразительных и финансовых - для исполнения их великих замыслов.

Безо всякого перерыва обескураженные постигшей актеров немотой зрители перешли в соседний зал, где стартовала программа Петра Шепотинника "8 ½ фильмов". В отличие от Бессона Шепотинник пришел лично. Ударившись в воспоминания, он поведал о том, как "все начиналось", и сказал, что гордится нынешним киноподбором. "8 ½" начались с короткометражки "Неспешная игра" реалиста Паоло Соррентино, чей предыдущий фильм - "Изумительный" - получил Специальный приз жюри 61 Каннского кинофестиваля.

"Неспешная игра" - исполненная  трагедийного молчания зарисовка из жизни итальянской семьи с рабочей окраины. Большая часть времени сконцентрирована на матче регби, в котором раскрываются сложные взаимоотношения отца с сыном (Роберто Бемардини, Ренато Ньяни), однако все предыдущие и последующие сцены исполнены не меньшего смысла. От жизненности каждого черно-белого кадра захватывает дух настолько, что в какой-то момент начинается головокружение, сродни тому, которое испытываешь на потерявшем управление колесе обозрения.

 Последняя на данный момент работа Соррентино – "Неспешная игра" – совсем недавно получила приз зрительских симпатий на кинофестивале "Рэйндэнс". Но Паоло уже пригласили в Голливуд снимать фильм "Вот это место", где Шон Пенн должен сыграть стареющую рок-звезду, то ли ради мести, то ли от скуки решившую найти нацистского офицера, убившего его отца.

"8 ½" продолжилась работой еще одного каннского номинанта Хитоси Мацумото. 44 года своей жизни Мацумото был самым известным комиком в Японии, а в 2007 году дебютировал в кинорежиссуре фильмом "Dai-nihonjin", мгновенно отобранным в официальную программу Каннского кинофестиваля и собравшим порядка 11 млн долларов в национальном прокате. "Символ" - вторая картина японца, но третья в программе дня, исполненная молчания. Что неудивительно, поскольку человеку в зеленой пижаме, украшенной разноцветными шариками и поговорить не с кем: Хитоси Мацумото – а именно себе режиссер отдал главную роль в фильме – просыпается в абсолютно пустой и насквозь белой комнате. Порычав от злости, он обходит комнату, внимательно исследуя стены, пока не натыкается на некоторую выпуклость… до странности напоминающую половой орган мальчика. Поколебавшись некоторое время, Мацумото нажимает на выпуклость и получает неожиданный результат, вынуждающий его мозг активно работать (дальнейший пересказ сюжета бессмысленен).

Мыслить надо быстро еще и потому, что в это время в далекой Мексике борец по прозвищу Человек-улитка готовится к выходу на ринг в самом важном матче своей карьеры. Ведь каждый, кто знает об "эффекте бабочки" (взмах крыльев мотылька над Атлантикой способен вызвать ураган в Тихом океане), понимает, что два события связаны между собой в гораздо большей степени, чем можно было бы предположить.

Но это лишь первый пласт познания мира, остальное гораздо философичнее. Остальное о самом непростом – о становлении личности, о глупости людской и ничтожности перед величием Космоса, Вселенной, Бога. И, отчасти, о воспитании Бога. Если понять к середине замысел режиссера, становится скучновато от прогнозируемости действий героя, однако оригинальность и свежесть финала все покроет.

К сожалению, постичь философию молчания оказалось не всем под силу: в зале постоянно раздавалось сладкое, уютное храпение. Конечно, всегда лучше молчать, когда нечего сказать. Вопрос, видимо, в дозировке немых картин на один вечер кинофестиваля.

Мария Свешникова, RUTV.ru