Новости

Фестиваль меха

В Москве состоялась торжественная церемония открытия 32-го Московского международного кинофестиваля. Церемония была с одной стороны вполне традиционной, с другой – погода подарила нам возможность увидеть нечто неожиданное.

Впрочем, обо все по порядку. Начнем, пожалуй, с работы агентства "Артефакт", последние несколько лет занимающегося журналистами. Упомянуть его необходимо хотя бы по той причине, что каждый раз мы были недовольны организацией работы с прессой. Но в этом году с пишущей, снимающей и фотографирующей братией обращались столь бережно и внимательно, что первое время многие нервно оглядывались – где подвох. Подвоха не обнаружилось, и все заступили на свои рабочие места.

Пока гости готовились ступить на дорожку, ведущую к кинотеатру "Пушкинский", появилась возможность осмотреться. Как-то неожиданно стало понятно, что фестиваль повзрослел. Или, скорее, постарел. Потому что антураж стал напоминать уютно-захламленный дом дамы, готовящейся к пенсии. Привычно-зеленая "красная дорожка" являла миру все потертости, пятна и складки ковра из старой квартиры, который и выкинуть жаль и опять-таки от порывов ветра сквозь щели в полу защищает. Поражало и обилие бутафорских элементов: видимо, к каждой последующей церемонии приобретались новые, а с прежними расстаться сил не было – как в домике, где все уставлено старыми коробочками, пудреницами, шкатулочками. В результате хаотичное нагромождение странных конструкций, сделало "Пушкинский" труднопроходимой зоной.

Но гости, преодолев все препятствия, не замечая дождя и пронизывающего ветра, ринулись на взятие подступов к кинотеатру. И внезапно стало понятно, что большая часть дам одета отнюдь не в парадные туалеты, а в меха. Те же, кто в летнюю стужу осмелился оголиться до вечерних платьев, с очевидной завистью поглядывали в сторону Ирины Мирошниченко, позировавшей в вязаной норке, Ирины Скобцевой, вовремя прихватившей куртку из каракуля, отороченную норкой, и Алику Смехову в норковом манто. Никакие взятые напрокат украшения от Carrera y Carrera не спасали Марию Миронову, Татьяну Арнтгольц и Викторию Толстоганову от непогоды. Не замечал несчастливых метеоусловий лишь председатель фестиваля Никита Михалков. Да Николай Хомерики, похоже, не снимающий свой вельветовый пиджак последние годы, даже ложась спать.

Завидовали тем более, что дожидаться начала церемонии пришлось на улице, где Игорь Верник, сделавший несколько дублей пробежки по дорожке, с удовольствием рассказывал о себе и нашем самом великом режиссере, Федор Бондарчук делал прогнозы о судьбах российского кинематографа, а Вера Глаголева ждала чудес. Но вот, сжалившись над гостями, до входа добралось жюри форума во главе с Люком Бессоном, зашел почетный гость фестиваля Клод Лелуш. Всех пригласили в зал, и церемония началась.

Открыла ММКФ хроника времен Великой Отечественной войны, и кадры из художественных фильмов, посвященных сражениям. Артисты советской эстрады пели песни военных лет, а на сцене эстафету подхватывали молодые актеры. Допев, они спустились в зал, чтобы преподнести букеты ветеранам бригад воевавших актеров. В первую очередь - 95-летнему актеру театра Советской Армии Владимиру Зельдину и Инне Макаровой – актрисе буквально черезмесяц исполнится 82 года. Зал аплодировал им стоя, в то время как Виктория Толстоганова с трудом по бумажке зачитывала четыре "проникновенных" поздравительных предложения. После трогательного момента на сцену поднялся советник президента, чтобы огласить торжественное послание главы страны, в котором речь шла о том, фестиваль "способствует сближению народов мира и продвижению общечеловеческих ценностей".

По традиции с короткой, но пламенной речью выступил Никита Сергеевич, рассказавший зрителям, что фестиваль, наконец, "обрел достоинство: мы не приглашаем звезд за деньги, не хвалимся хлебосольностью, мы занимаемся кино". После чего дошла очередь до выхода на сцену председателя жюри. Под нарезку из фильмов культового режиссера Михалков представил "своего друга" Люка Бессона. Последний с недоумением смотрел на массивную цепь, которую ему предлагал в ближайшие две недели не снимать Никита Сергеевич, и намекнул, что не получил ни одного приза ММКФ. Со свойственной ему флегматичностью Бессон пробурчал, что будет рад посмотреть конкурсные фильмы, послушно пристукнул крышку хлопушки, тем самым объявив фестиваль открытым, и с явным облегчением вернулся на свое место в зрительном зале.

И это был бы практически финал церемонии, но в запасе у председателя оказалась почетная награда "За выдающийся вклад в мировой кинематограф". В этом году ее удостоился французский режиссер Клод Лелуш. А вручать приз Михалков поручил министру культуры РФ Александру Авдееву, весьма прилично говорящему на французском и, в отличие от Толстогановой, выучившему спич наизусть: "Господин Лелуш, вы для многих из нас стали учителем, и я счастлив возможности вручить вам этот приз. Я знаю, что у вас есть "Оскар", что вы - обладатель множества разнообразных наград, но такого у вас еще нет. Он вручается только однажды".

Было видно, что Лелуш впечатлен и тронут таким признанием своего мастерства. В ответной речи он сообщил, что стал режиссером волею случая: однажды он оказался на съемках фильма Михаила Калатозова "Летят журавли", после чего его судьбы была решена. После слов благодарности министру, фестивалю и зрителям мэтр пригласил всех собравшихся посмотреть его последнее творение "Женщины и мужчины".

И фестиваль начал свою работу.

Мария Свешникова, RUTV.ru
Фото Михаила Свешникова