Новости

Бедро от Раппопорт

Вчера в конкурсной программе "Кинотавра" были представлены два фильма. Это "Пропавший без вести" Анны Фенченко и "Золотое сечение" Сергея Дебижева. Сегодня состоялись пресс-конференции, посвященные  им. И если первая прошла довольно спокойно, в киноведческих и культурологических беседах между создателями картины и киноведами и критиками, то  вторая была более чем забавна.

Фильму "Пропавший без вести" выпала честь стать первой картиной конкурса "Кинотавра", что обычно заставляет понервничать режиссера и актеров. Картина повествует о некоем человеке, который вдруг попадает в абсурдистский мир Кафки, где нет причинно-следственных связей, где непонятно, кто и что от него хочет и куда он сам идет. Изначально картина должна была называться "Подписка о невыезде", однако режиссер Анна Фенченко изменила название, чтобы оно больше соответствовало происходящему в ее кино: ведь там много героев, которые объединены непонятной никому, даже им самим, целью. Надо сказать, что картина разделила киноведов и критиков ровно на два лагеря: одни говорили о том, что этот абсурд действительно окружает нас, и, например, потеря паспорта легко может поставить вашу жизнь с ног на голову; другие говорили о своем непонимании происходящего на экране. Впрочем, фильм действительно завораживает безумием происходящего, которое затягивает зрителя в самый эпицентр и потом долго не отпускает, заставляя задаваться вопросом, а что же на самом деле наша жизнь?

Вторая картина, обсуждаемая сегодня, – это "Золотое сечение" Сергея Дебижева с Ксенией Раппопорт, Алексеем Серебряковым, Ренатой Литвиновой, Виктором Вержбицким в главных ролях. В какой-то момент по цепи происходящих в фильме событий, казалось, что тема абсурда, в принципе, главенствует на фестивале "Кинотавр" этого года. В фильме есть и поиски золотого Будды, и порталы времени, и тайные организации - и все это в клиповом рваном монтаже, так что разобраться в причинно-следственных связях довольно сложно. Впрочем, на пресс-конференции режиссер Сергей Дебижев признался, что снял "кино в мегаэклектичном стиле" и считает это сильной стороной фильма: "Мне хочется верить, что я выкристализовал жанр кинокартины, в самом значительном смысле этого слова, а причинно-следственных связей в моем фильме лучше не искать, это не уместно.  Впрочем, из-за проволочек и препон за время, прошедшее от задумки проекта до его реализации, фильм изменился полностью". Ему вторит и Алексей Серебряков: "Первоначальный сценарий сильно изменился. Изначально мой герой был кем-то вроде Индианы Джонса в поиске сокровищ и истины. В нынешнем варианте я так сам и не понял, кто я, и вообще удивлен, что я там есть. Мне кажется, я там всего лишь элемент буйного фантазийного мира режиссера". Съемки проходили в Камбодже, где перед создателями картины встала непростая задача работать практически без аппаратуры и в тяжелых условиях климата этой страны. Как рассказал режиссер, "единственная камера там у короля, и та не работает, а из-за того, что мы забрали осветительные приборы, встала работа во всех караоке-барах. Вообще, работать с камбоджийцами сложно в принципе. Ощущение, что разговариваешь с девятилетними детьми - договориться невозможно ни о чем!".

Правда, больший ажиотаж на пресс-конференции вызвал рассказ Серебрякова о том, как снимали сцену, где его герой отсасывает яд из бедра Раппопорт: "Я с пониманием отнесся к съемкам этой сцены, но решил, что сделать это мы должны с первого дубля. Если бы мы продолжили, то, боюсь,  пришлось бы уже уходить из семьи". Кстати, картина "Золотое сечение" – не то "Индиана Джонс" а-ля рус, не то Дэн Браун с отечественным уклоном – выходит в прокат уже в этот четверг.

Проглядова Олеся для RUTV.ru