Новости проекта

Две жены погибшего бизнесмена делят многомиллионное наследство

Евгения Львова в свое время была во всех глянцевых журналах России: успешная бизнес-леди, законодательница мод, громкие вечеринки… Но сегодня в "Прямой эфир" она обратилась за помощью. Вот уже три года она отстаивает законность своего брака и борется за право на наследство своего трагически погибшего мужа – московского бизнесмена грузинского происхождения Тристана Закаидзе, застреленного своим партнером по бизнесу Амираном Георгадзе. За 15 лет брака Евгении и Тристана было нажито солидное состояние: наследство погибшего составляет дорогостоящая недвижимость в Москве, Подмосковье, Тбилиси, Милане, офисные помещения, банковские счета и несколько миллионов долларов, которые хранились в банковской ячейке. Когда через полгода после смерти мужа законная супруга Закаидзе Евгения обратилась к нотариусу, оказалось, что свои права на наследство уже заявила первая жена бизнесмена Рузана. Она отрицает свой развод с Тристаном, случившийся за 20 лет до его смерти, и добилась аннулирования в суде официального брака Евгении и Тристана. Евгения Львова просит Андрея Малахова помочь ей вернуть доброе имя себе и покойному мужу.

Амирана Георгадзе называли строительным королем Подмосковья, он пользовался поддержкой местных властей. Утром 19 октября 2015 года в здании администрации Красногорского района он расстрелял двух высокопоставленных чиновников, которые, видимо, чем-то ему не угодили. Почему он убил Закаидзе и еще одного случайного человека – неизвестно. Через четыре дня после трагедии труп самого Георгадзе нашли в деревне Тимошкино Московской области. Предполагали, что он покончил с собой в день, когда совершил четыре убийства.

По словам Евгении, Амиран много лет был должен Тристану крупную сумму – полтора миллиона долларов плюс бизнес-активы – и в день убийства вроде бы пригласил к себе обсудить эту тему. Больше живым она мужа не видела.

Они познакомились в 1998 году. Тристан полюбил Евгению сразу, но она ответила взаимностью лишь в 2001 году. Год спустя ушла от мужа, в 2003-м развелась. "Мое чувство к Тристану было как ураган. Это было что-то волшебное", – говорит Львова. Тристан не хотел пышных торжеств, считал грузинские застолья на 500 гостей фальшью. Они расписались в Кутузовском загсе Москвы, а свадьбы у них практически не было. Рузану Львова впервые увидела на похоронах мужа. Знала только, что она мать дочери Тристана, Ольги, с которой у Евгении, как она думала, сложился "прекрасный контакт".

Однако водитель Закаидзе Павел Авдеев, с которым Ольга делилась сокровенным, утверждает, что девушка винила Евгению в распаде своей семьи. Она говорила, что отомстит Львовой за слезы свои и матери и собирается нанять людей убить дочь Евгении. Хотя семья, считает Павел, распалась задолго до появления Евгении. Авдееву казалось, что он сумел убедить Ольгу принять женщину, которую полюбил отец, но на суде девушка заявила, что вообще не знает ее: "Она 38-я в списке женщин, с которыми он спал". Цинично делить наследство Ольга приехала к Евгении через две недели после убийства. Львова практически на все ее требования согласилась.

Между Евгенией и Рузаной у Тристана была еще одна жена, Жанна, но Львовой он показывал паспорт, где стояли два штампа о разводе. Теперь она жалеет, что не сфотографировала тот разворот. Но и ведь и Рузана писала о себе в документах "не замужем" или "разведена". Однако 1 декабря 2015 года она вдруг получила в загсе Владикавказа свидетельство о своем браке с Закаидзе, заключенном в 1988 году. Теперь сотрудники загса утверждают, что этот брак не был расторгнут, и оба последующих – недействительны…

Про ячейку в московском банке с несколькими миллионами долларов знали Евгения, отец Тристана и его дочь, которая была знакома с управляющим банка. Евгении там сказали, что ячейку Тристан закрыл 5 октября, потом возникла более ранняя дата. А отцу Тристана теперь говорят, что ячейки у Тристана в банке не было вообще! Валериан Закаидзе заявляет: "Женя – 100% жена Тристана". А Рузана потребовала от бывшего свекра переписать отказ от его доли наследства в пользу Ольги. Но он не согласился: "Рузана как появилась, сделала нас с сыном врагами на 14 лет".  

Куда пропали миллионы долларов Тристана из московского банка? Как к их потере отнеслась Евгения Львова? Чего она добивается сейчас? Какую позицию занимает в этой истории вторая жена Закаидзе? И что рассказывают друзья семьи? Ответы – в "Прямом эфире".

Новости