Новости

Царский поцелуй

31-й Московский кинофестиваль откроется сегодня фильмом Павла Лунгина "Царь". Картину уже посмотрели Канны, и по признанию самого режиссера, "реакция была самой разной: кто-то благодарил и хвалил, некоторые выходили из зала, третьи ругали". Но, как это происходит практически с каждой картиной Павла, равнодушным не остался никто. Осознав этот факт, отборочная комиссия ММКФ не могла пройти мимо такого события. Однако в конкурс - по условиям фестиваля – картина войти не могла. Решение, кажется, пришло само собой: сделать "Царя" фильмом-открытием.

Прошли годы с того момента, как в 13 лет Иван, сын великого князя Московского Василия III и Елены Глинской, вынес свой первый смертный приговор, отдав на растерзание псам князя Андрея Шуйского. Иван уже прочно уселся на Московском престоле, искоренив всех врагов - истинных и мнимых. Правитель окружил себя верными слугами, способными ради него на любое преступление, готовыми повеселиться  от души и простоять всю ночь на молитве – лишь бы рядом с правителем. От них исходит смрад, за версту выдающий пристрастие проливать кровь старых и малых, их лица обезображены печатью гниения душ, а главное украшение – собачьи головы и метлы. Имя им было опричники.
Не выдержав произвола царского, из Москвы сбежал глава церкви – митрополит Афанасий. А Грозный, почитая себя единственной властью на русской земле, прекрасно понимал, что ему необходима поддержка церковной власти перед народом. И тогда он вспомнил о том, что наставником в Соловецкий монастырь ушел друг детства Филипп Колычев. Так царь призвал на служение того, с кем разделял детские забавы. И начал этап жизни с поцелуя - известной награды со стороны государей. И, в тот же момент, предав будущего митрополита.

Исполненный глубокого мистического философского смысла поединок разума, воли, любви и ненависти и решил экранизировать Лунгин. Павел Семенович собрал воедино удивительную команду, выбрав на роль Ивана Грозного Петра Мамонова, решившего продолжить свою роль отца Анатолия в "Острове" царем. А Филипп митрополит Московский стал очень трогательной, тонкой, умной и неуловимо ранимой последней ролью Олега Янковского.

Второй же план запестрел актерами, в возможностях которых и раньше никто не сомневался, но здесь они раскрылись в полной мере. Юрий Кузнецов (Малюта Скуратов), Александр Домогаров (Федор Басманов), Вилле Хаапасало (Генрих Штаден), Алексей Макаров (Иван Колычев - последний выживший в роду племянник митрополита), Иван Охлобыстин Анастасия Донцова (юродивая) – каждый в своей ипостаси создал такую  картину того времени, что у зрителя не осталось сомнений в характерах их героев, в их судьбе, в предназначении.

Ощущение реальности подогревалось исключительно достоверными костюмами, задуманными  и исполненными Натальей Дзюбенко и Екатериной Дыминской. А идеальное воссоздание световой гаммы и всей картинки в целом режиссер отдал на откуп любимому оператору Клинта Иствуда гениальному Тому Стерну.

Получился фильм, которому впору позавидовать Сергею Эйзенштейну. Хотя бы потому, что классику, по признанию Лунгина, пришлось делать "упор на эстетические решения и эзопов язык, которые были необходимы при реализации сталинского заказа". А Павла Семенович "больше интересовала психологическая, а не эстетическая сторона вопроса".

Но и психологическую сторону режиссер решает, на первый взгляд, столь обыденно и  просто, что она становится доступной каждому зрителю. Другое дело усмотреть, что крылось за царскими поцелуями, которыми Иван Грозный награждал и казнил свое окружение. Как тут не вспомнить первый и последний поцелуй другого исторического персонажа – Иуды?

Сравнить оба лобзания можно, лишь посмотрев фильм "Царь" Павла Лунгина.

Мария Свешникова RUTV.ru (фото - Анастасия Бойко)