Новости

Дитя души

В конце XIX писатель и философ Константин Леонтьев вдруг задумал написать сказку, основанную на греко-молдавских преданиях. Он назвал книгу "Дитя души" - так на Востоке обозначали приемышей, воспитанников, принятых душой, по душе признанных. Сказка построена на приключениях (и злоключениях) приемного сына. Впрочем, философ Леонтьев не случайно взялся рассказывать сказку, которая на самом деле - об особенностях человеческой души. И о борьбе между добром и злом, происходящей в сердце человека.

Спустя почти 150 лет, английская писательница Роуз Тремейн, наверняка и не подозревавшая о существовании русского философа, написала новеллу "Мотылек", успешно переизданную на французском с названием "Легкий, как воздух". Прочитав 12 страниц текста, на которых уместилась история мальчика Рики, самый известный французский режиссер "новой волны" Франсуа Озон решил, что может снять по новелле полнометражный фильм, назвав его по имени мальчика. 

В гостиной одурманивающе пахнет запеченой до хрустящей ржавой корочки курицей. За столом сидит Пако (Сержи Лопес) и предлагает приемной дочери  Лизе любой кусок на выбор. Она капризничает. "Тогда я положу тебе крылышко", - решает Пако, не подозревая, что еще не раз проклянет эту часть птичьей тушки. А ведь до этого момента в семье Кати (Александра Лами) все было так хорошо. Да, конечно, ее роман с Пако начался не слишком удачно – секс в общественном туалете на химзаводе явно не подразумевал продолжения отношений.

Кати уже не раз прокляла себя за неосмотрительность – вроде взрослая женщина, мать десятилетней девочки, и  - как с цепи  сорвалась. Впрочем, Пако оказался милейшим человеком, мечтающим о семье: разовый роман его не устроил, он даже на взрослую дочь был согласен. А уж когда появился малыш Рики, жизнь и вовсе начала налаживаться. Правда, Кати скоро вышла на работу, и ей с Пако пришлось нянчиться с малышом по очереди… но очень недолго, так как на спине малыша после отцовской "смены" одна за другой стали появляться гематомы. Оставшись втроем, Кати с Лизой в один страшный день обнаружили, что у Рики за спиной топорщатся куриные крылышки, появившиеся из тех самых гематом. Больше того, оказалось, что мальчик способен летать.

Если до этого момента казалось, что Озон неожиданно переключился на социально-брутальный артхауз, от которого сводит скулы, оставшаяся часть истории Рики и его семьи заставила застыть в напряжении. Небрежные, скупые мазки по экрану, представляющие равнодушно-замотанную мать, закомплексованную, но мечтающую о счастливой семье дочь, простоватого и пустоватого Пако вдруг сошлись в полноцветную картину страстей и эмоций. Буйство красок переливалось с экрана в зал, вываливая на зрителей всю палитру эмоций – разочарование, предательство, надежду, безысходность. И снова надежду – словом, все страсти сердечные. А над всем этим в небе парил оперившийся, "легкий, как воздух" маленький мальчик, позволяя непутевой матери начать жизнь заново, примиряя ее с Пако, а Лизу – с самой собой.

Что же Франсуа Озон? Он снова посмеялся над человечеством, живущим по однозначным стандартам, где некрасивая немолодая женщина обязательно несчастлива, где нет светлого будущего, а дети обязаны ходить по земле, но никак уж не летать. Он подарил миру "Рики", и если вы верите в сказку, малыш с куриными крылышками обязательно станет вашим "дитя" души.

Мария Свешникова, RUTV.ru