Новости

Про стиральную машину и МP3-плеер

Детская киносказка – это явление на грани вымирания. Сколько бы ни твердили кинематографисты о том, что перед детьми они в огромном долгу, сказок от этого больше не становится. Поэтому тот, кто действительно стремится "исполнить свой долг перед детской аудиторией", совершает воистину героический поступок. Но сказка – это дело трудоемкое и дорогостоящее, и один герой в этом поле не воин. Поэтому у киноальманаха "Сказка-XXI" таких героев сразу четыре, и все четверо – молодые режиссеры-энтузиасты, и у каждого – по новелле и по армии больших российских звезд.

Константин Хабенский, актер: "Сказки вообще стоит снимать… Я согласился еще и потому, что у нас это не делалось давно уже, да? И, наверное, кто-то должен начинать. Почему бы не мы? Я так подумал – благое дело".

Андрей Смоляков, актер: "К огромной чести того, что здесь происходит, я считаю, что все лучшие молодые и немолодые актеры пошли на это дело с радостью. И если посмотреть на этот химический состав актерский – то он очень ядреный".

Светлана Иванова, актриса: "Мне кажется, очень интересно будет посмотреть на известных, популярных артистов в таких необычных для них проявлениях, как плюшевый медведь, словарь, МР3-плеер…"

Если бы "Сказку-XXI" снимали голливудские кинематографисты, то плюшевые медведи, словари, оловянные солдатики и МР3-плееры обрели бы приятные компьютерные формы, а участие знаменитых актеров ограничилось бы исключительно их голосами. Но мы идем другим путем: у нас абсолютно реальная площадка, абсолютно реальные артисты в абсолютно реальных ростовых костюмах… Правда, не всегда и не всеми узнаваемых".

Михаил Трухин, актер: "Я неделю назад отослал своей семилетней дочке ММS этого IPOD в костюме, и она прислала мне ответ: "Папа, а ты что, играешь стиральную машину?" Вот меня так в группе называют сейчас – Стиральная Машина, Индезит у меня еще есть прозвище".

А еще в этих костюмах очень жарко и очень сложно передвигаться. Но разве может такой пустяк остановить актера, когда перед ним открывается огромная перспектива для нестандартных пластических и харАктерных проявлений?

Михаил Пореченков, актер: "Подурачиться можно в этой картине, спокойно "отпустить" себя, почувствовать себя снова в детстве и поиграть в песочнице, как говорится. Это единственное, чем можно заманить актера на такой проект".

Константин Статский, режиссер: "Я привлекал актеров тем, что говорил: "Ребят, давайте все встретимся и подурачимся". По большому счету они уже к данному моменту понимают, насколько сложно делать те вещи, которые кажутся очень легкими. Тем более большинство из задействованных здесь актеров – участники труппы Московского художественного театра, и с их классическим набором это очень сложно делать. Как с Константином Хабенским у нас было две градации в дублях – первый – это по Станиславскому, второй – не по Станиславскому. Что значит не по Станиславскому: Костя подходил, говорил: "ЖмЈм?" - "Да, сейчас плюсуем." – "Как собака?" - "Как собака!" А потом искали среднее, золотую середину.

Да и сама "Сказка-XXI" - это некая золотая середина. Ведь детский кинематограф – это уже анахронизм, на смену которому пришел кинематограф семейный. То есть экранный продукт, предназначенный для более широкой аудитории. И "дурачество" российских звезд должно послужить приманкой для зрителя, с детством давно распрощавшегося. Главное, чтобы "Сказка" эта его позабавила не меньше, чем тех, кто принимал в ней непосредственное участие. 

По материалам программы "Синемания"