Новости

Любимая героиня Толстогановой

Интегрировать российское кино в западный мир - по такой установке сейчас работают многие отечественные режиссеры. Есть по меньшей мере два способа решения этой задачи. Большинство выбирает первый: идти по пути американских блокбастеров - правда, пока особо значимых результатов это не приносит.

Продюсер Михаил Дунаев не стремится "догнать и перегнать" Голливуд - он предпочитает европейскую ориентацию и режиссерские имена мирового уровня. Для разминки он принял участие в создании ленты Вуди Аллена "Матчпойнт" и фильма Билле Аугуста "Прощай, Бафана". После такого внушительного начала можно было выводить в свет и русские истории. Жизнь композитора Сергея Рахманинова идеально подошла для второго шага к западному миру.

Михаил Дунаев (продюсер, автор сценария): "Был долгий, мучительный выбор – кто бы мог сегодня эту историю рассказать языком современным. Мы думали о человеке, который жил как в России, так и за рубежом, то есть для кого проблема эмиграции, проблема потери родины, пусть даже на вот этот период 90-х годов, была актуальна, кто с ней лично знаком".

А знаком с ней Павел Лунгин, который и стал режиссером "Ветки сирени". Однако его история - это не прямая экранизация биографии великого композитора, а скорее вариация на тему, импровизированная игра фактами его жизни и творчества. Поэтому ни в Евгении Цыганове, сыгравшем Рахманинова, ни в Виктории Толстогановой, получившей роль его жены Натальи Сатиной, не стоит искать абсолютного сходства с портретами реально существовавших людей.

Виктория Толстоганова (актриса): "Это была очень интересная работа, очень непростая роль, но все как-то так катилось с Павлом Семеновичем Лунгиным. Я очень люблю эту работу и героиню свою – это прямо редкий случай, когда я могу это сказать как-то от души, от всего сердца – о том, что я очень люблю свою героиню. Это не значит, что она как-то там получилась – не получилась – не в этом дело, но я ее… я от нее никогда не открещусь, никогда не откажусь внутренне".

На память о съемках фильма "Ветка сирени" у Виктории Толстогановой осталось пальто ее героини, сшитое в стиле Голливуда 20-х годов. Актриса вообще имеет склонность коллекционировать верхнюю одежду своих персонажей. В это пальто она влюбилась с первого взгляда и с позволения продюсеров забрала его себе. И несмотря на очевидную старомодность пошитой модели, Виктория Толстоганова время от времени испытывает непреодолимое желание куда-нибудь в нем прогуляться.

По материалам программы "Синемания"