Новости

Головная боль режиссеров

Снимать кино о реально существующем человеке, с одной стороны, дело благодатное – зрителей привлекает настоящая история настоящего человека. Но с другой стороны, экранная биография - это такая головная боль для режиссера и продюсеров! Здесь очень важно договориться с прототипом полюбовно – и заранее. Авторы фильма "В погоне за счастьем" так и поступили – обезопасили свое творчество финансово и юридически. И как только прототип главного героя Крис Гарднер заметил в сценарии всякие выдумки и попытался возразить, ему мягко намекнули на то, что теперь его история ему не принадлежит, и кинематографисты вольны делать с ней все, что угодно.

Уилл Смит (актер): "Нашей задачей было запечатлеть суть его опыта, ведь у нас было всего два часа фильма, а мы должны были показать примерно десять лет его жизни, то есть как-то впихнуть эти 10 лет в два часа. Конечно, мы никак не могли обойтись без помощи Криса".

Крис Гарднер (прототип героя Уилла Смита): "Я иногда понимал, что мне лучше уйти. И не вмешиваться. Я пытался объяснить другим, что это значит – видеть, как тебя играет другой, и в то же время возвращаться в собственное прошлое. Это очень тяжело, эмоционально тяжело в первую очередь. Я просто не был к этому готов".

Однако, предварительная договоренность спасает не всегда. И между теми, кто делает кино, и теми, про кого делают кино, иногда возникают серьезные разногласия. Вот, к примеру, Фрэнк Эбегнэйл поначалу был крайне против того, чтобы в фильме "Поймай меня, если сможешь" его играл Леонардо ДиКаприо. Более того, в погоне за истиной этот самый Эбегнэйл заставил Стивена Спилберга изменить 20 процентов картины – что-то переснять, что-то удалить, что-то добавить.

Стивен Спилберг (режиссер, продюсер): "Он умел убеждать. И у него всегда был настолько презентабельный вид, что не возникало вообще никаких сомнений, что настоящий Фрэнк Эбегнейл был именно тем, за кого он себя выдавал".

Отсутствие самого прототипа - по причине его отхода в мир иной - не означает, что у кинематографистов не будет проблем. Ведь есть потомки и прочие родственники, которые относятся к экранизируемой биографии негативно. Дочь писательницы Сильвии Плат наотрез отказалась сотрудничать с кинематографистами и близко не подпустила их к оригинальным сочинениям матери. Более того, она публично выступила против экранной версии жизни своей матери – причем в стихотворной форме.

В общем, как бы ни выкручивались авторы кинобиографии, что бы они ни придумывали в свое оправдание, всегда найдутся те, кому эта автобиография придется не по душе. Ведь прототипы – или их родственники – конечно же, хотят, чтобы в кино была только красивая правда, и ничего, кроме правды. А в условиях творчества это задача практически невыполнимая.

По материалам программы "Синемания"