Новости

Русская мать умоляет спасти ее сына из африканской тюрьмы

Дмитрий Косяков всю сознательную жизнь сидит в танзанийской тюрьме на острове Занзибар и будет сидеть в ней до конца своих дней. Семь тысяч километров разделяют его с матерью, Клавдией Александровной Яцуненко, которая живет в селе Кунач Орловской области. В 1990-е она с мужем поехала в Африку за деньгами, которые в то время невозможно было заработать на родине. Ее сыну было 18, когда его приговорили к смертной казни через повешение; потом казнь заменили на пожизненное заключение. Мать не видела сына 15 лет, она вспоминает его ребенком, юношей, а сейчас ему почти 40 и у него выпали зубы. Куда только не обращалась женщина, чтобы сына освободили! Писала письма президенту Танзании, на телевидение и в газеты, послам. Что же произошло на жарком Занзибаре 20 лет назад? Виноват ли Дмитрий Косяков в том, в чем его обвиняют, и доживут ли мать и сын до встречи?

Это история трех матерей и трех сыновей. Трех семей, которые приехали на заработки в Африку в 1997 году. Клавдия Яцуненко сегодня в студии "Прямого эфира". Марина Очирова сейчас в Мозамбике, у нее онкология, жить ей самой осталось недолго. Овдовевшая Ираида Сотникова – в Воронеже, она – гинеколог, заведующая отделением. Только один из трех сыновей остался в живых, и это – Дмитрий Косяков. Иван Очиров, приговоренный вместе с ним, умер в тюрьме. Алексея Сотникова, из-за которого все произошло, нет в живых уже 20 лет.

Все трое дружили. Дима не хотел ехать на Занзибар, но отчиму, который воспитывал мальчика со второго класса, предложили там хорошую работу. Дмитрий закончил школу, и 16 июля семья отправилась в Африку. 1 декабря у парня был день рождения, ему исполнялось 18 лет, и мать по просьбе сына купила ему мотоцикл. Косяков учился в частной школе, получил диплом с отличием, сдал на международные водительские права. Сначала компания состояла из Димы и братьев Сотниковых – младшего Алексея и старшего Сергея. Потом к ним присоединился Иван Очиров.  

В тот роковой день Дима и Иван заехали за Лешей. "Его не было дома, они вернулись, попили чайку, потом уехали, – рассказывает Клавдия Александровна. – Потом ко мне приехала Марина, искала Ивана. А потом приехала полицейская машина, в которой сидели Иван и Димка, крутанулась и уехала. Дима только успел сказать, что не знает, в чем дело". Потом взрослых вызвали в полицию, где они узнали, что Леша убит. Больше она ничего не знает. 

Ираида Сотникова утверждает, что за три года, что шло следствие, мать Димы ни разу не пришла к ней, что убедило ее в виновности Димы. "Я, в отличие от Марины Очировой, не была с ней знакома, – объясняет Яцуненко. – Обстоятельства убийства знала тоже только со слов Марины. Потому что не владела ни суахили, ни английским, и вообще ничего не понимала". С сыном во время следствия она виделась, но разговаривать им не разрешали – только передать еду. Яцуненко считает, что дело против ее сына было политическим.

Удивление по этому поводу высказала в студии Елена Ханга – ее отец был первым премьер-министром Танзании. По словам телеведущей, у этой страны всегда были хорошие отношения с Россией. Доку Завгаев, который был тогда послом России в Танзании, заявил в телефонном интервью, что усилиями дипломатов смертная казнь заменена на тюремное заключение, а против выдачи в Россию для отбывания наказания там высказались и сами ребята, и их родители.

Международный обозреватель Галина Сапожникова написала целую серию статей о случившемся на Занзибаре и даже получила право на семиминутное свидание с осужденными. Она подробно рассказала о "странностях" этого уголовного дела. Корреспондент телеканала RT Виталий Бузуев сообщил, что на встрече с Дмитрием и Иваном те заверили его, что невиновны.

Были ли у суда в Танзании доказательства виновности Дмитрия и Ивана? Куда пропали из сейфа в сгоревшем доме 18600 долларов? Кто потребовал ужесточить первоначальный 15-летний приговор? Почему в деле нет ни одной фотографии и никого не смущают противоречия в нем? Могло ли убийство Алексея быть ритуальным или местью за сделанной его матерью нелегальный аборт? Почему родители осужденных отказались от выдачи своих сыновей в Россию? Как живется Дмитрию в африканской тюрьме и отчего погиб там Иван Очиров? И чем сейчас можно помочь Косякову? Ответы – в "Прямом эфире".

Новости