Новости

"Остров". Житие раскаявшегося грешника

Официальный сайт фильма

Прежде чем попасть к простому зрителю, новая лента режиссера Павла Лунгина "Остров" прошла долгий путь, кочуя с одного кинофорума на другой. Она открывала "Кинотавр" и фестиваль духовного кино в Риме, закрывала Венецианский кинофестиваль, а 27 июня 2006 года была впервые показана в столице России - в рамках  внеконкурсной программы XХVIII Московского международного кинофестиваля.

Напомним, что московская премьера состоялась в центральном Доме кино. В огромном зале не было ни одного свободного места, во время сеанса стояла напряженная тишина, а по его окончании находившимся среди зрителей Лунгину и Мамонову 10 минут стоя аплодировали все без исключения – настолько сильным оказалось впечатление от картины.

История, снятая по сценарию молодого автора Дмитрия Соболева (ученика Юрия Арабова), с одной стороны, проста и незамысловата, но напряжение не отпускает ни на минуту – смотреть фильм сколь тяжело, столь и интересно. Суть вкратце такова: человек, оказавшийся поневоле предателем и убийцей, становится монахом, всю жизнь замаливает свой тяжкий грех, спасая как собственную душу, так и души и тела всех страждущих. В финале выясняется, правда, что убийства не было – просто неисповедимые Господни пути сделали обычного человека уникальным целителем, ясновидцем, титаном духа – через раскаяние, молитву, тяжкий труд, помощь людям. Одного не хватает герою Петра Мамонова, чтобы прямо при жизни сиял вокруг его головы золотистый нимб, – смирения. Изгоняющий бесов монах и сам порой кажется бесноватым, юродивым, старым хулиганом, которого его "начальник" отец Филарет (Виктор Сухоруков) любовно называет "проказником". Но на Руси, как известно, испокон веков юродство святости не помеха.

Перед нами, мягко говоря, необычный для современного кино жанр – жизнеописание праведника. Не столько путь человека к Богу, сколько житие раскаявшегося грешника, обретшего несокрушимую веру благодаря чудесному спасению – пусть неканоническое, но тем не менее четко следующее законам агиографии. Конечно, не все в облике отца Анатолия находится в соответствии с обобщенным типом христианского героя. Нелицеприятного и странного в нем, суровом и даже временами агрессивном, предостаточно.

Как всякий святой, отец Анатолий обладает сверхъестественными способностями, творит чудеса, исцеляет молитвой любые болезни, входит в непосредственное общение с бесами, предвидит будущее, в том числе собственную смерть. Часто вызывавший неприязнь "сотоварищей" при жизни, ближе к смерти он вдруг оказывается страшно всем нужен и любим даже недругами своими, коих в фильме олицетворяет герой Дмитрия Дюжева - отец Иов (кстати говоря, блестяще им сыгранный).

Предсказуемость почти лубочного мелодраматического финала с неожиданно воскресшим "убиенным" Тихоном (Юрий Кузнецов) не столько просчет создателей картины, сбившихся на пафос, сколько еще одно требование жанра, требование всепрощения и благостности, так пришедшееся по вкусу аудитории Дома кино. И не случайно - создатели фильма, к счастью, обошлись без "лобовых" нравоучений и прописных истин. Просто рассказали обыкновенную историю обыкновенного праведника, завершив ее положенным просветленным финалом.

Как известно, жития обычно становятся востребованным по мере роста национального самосознания. Впрочем, стоит сразу оговориться, что для современной России это фильм нехарактерный и явно неформатный – этакий маленький островок, затерявшийся в море детективов и мыльных опер. Тем любопытнее, какова будет прокатная судьба ленты, и насколько интересны современной публике вопросы духа и духовности, заданные языком кинематографа.

Хлобыстова Людмила, RUTV