Новости

Мужчины на грани нервного срыва

Что такое римейк, сейчас знает каждый, кто интересуется кино. На всякий случай напомним: римейк - это исправленный, переделанный или восстановленный вариант художественного произведения. Исправления могут касаться времени или места действия, а могут и кардинально менять практически все, за исключением основных сюжетных линий и персонажей. Только что на "Мосфильме" закончились съемки нового фильма Никиты Михалкова "12 разгневанных мужчин", который многие называют римейком одноименной картины Сидни Люмета 1957 года. Однако не все с таким определением согласны.

Алексей Петренко (актер): "У них своя компания – американская, а у нас своя компания – русская. У нас не римейк, по-моему, заимствовано только название. Это все равно, что "7 самураев" и "Великолепная семерка". Это разные абсолютно фильмы".

Итак, новая картина Никиты Михалкова – это римейк или нет? Судачить об этом потом будут кинокритики. Скажем только то, что латиноамериканский юноша стал чеченцем, действие перенеслось в наши дни, и тесная комната, в которой заседали "12 разгневанных мужчин", превратилась в просторный спортзал. А вот имена, вернее, отсутствие имен у персонажей, Михалков сохранил.

Алексей Петренко (актер): "Мой номер? Номер 11"
Валентин Гафт (актер): "Первый".
Сергей Газаров (актер): "Второй номер".
Сергей Гармаш (актер): "Мой номер – двенадцать… Ой, говорю 12… Три! Номер три".
Юрий Стоянов (актер): "Мой номер - четвертый. Отличается тем, что он выше третьего и ниже пятого".

Режиссер Никита Михалков до окончания работы над картиной интервью не дает. И только однажды режиссер обмолвился, что его новый фильм – о свободе.

Алексей Петренко (актер): "Свобода – это когда ты внутри живешь не по лжи. Внутри. Это и есть свобода".

Сергей Газаров (актер): "Знаете, свобода, видимо, у каждого своя. Для меня лично свобода – это… Мне нужно, чтобы мне не мешали".

Сергей Гармаш (актер): "Свобода – это, наверное, одно из лучших ощущений или состояние, скажем, человеческого духа. Сформулировать его нельзя, потому что как только ты его сформулируешь, это уже не свобода. Ибо любая формулировка, она ставит какие-то рамки. Наверное, свобода – это то, к чему мы должны всегда стремиться. По крайней мере".

По материалам программы "Синемания"