Новости

Бортко построил в Судаке Ершалаим

В Крыму прошли съемки десятисерийного фильма по роману Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". По задумке режиссера Владимира Бортко, Судак вместе с улочками и жителями на время превратился в древний Ершалаим. А горожане стали свидетелями казни Иешуа.

Украинские милиционеры, переодетые в легионеров, вряд ли думали, что актерская работа будет настолько тяжелой. Первая задача, поставленная режиссером, - затащить в гору половину самолета.

"Ставлю два литра лучшего коньяку", - подбадривал режиссер. "Це дюже мало", - резонно отвечали 35 легионеров, но самолет наверх все же затащили. Это чудо техники должно производить ураганный ветер над Лысой горой. Но съемки "тьмы, пришедшей со Средиземного моря" (в данном случае - с Черного), запланированы на вечер. Днем же надо отснять не столько сложный, сколько самый серьезный эпизод фильма - казнь Иешуа. Однако график сбивается, и вместо "камера, мотор!" слышны разговоры о погоде.

В курортном Крыму уже и бархатный сезон заканчивается. Вечера, как и море, откровенно холодные, а режиссеру надо снять "адскую жару" по тексту Булгакова. И съемочный день начинается с томительного ожидания - хотя бы полчаса ясного неба и жаркого солнца.

Переодетые в потрепанные хитоны жители города Судак стали похожи на торговцев и ремесленников древнего Ершалаима. В ожидании солнца и гонорара в 30 гривен за съемочный день местный безработный скрипач полдня развлекал публику нехитрыми мелодиями, радуя туристов, артистов и самого себя.

После обеда солнце все же объявилось. Любопытные туристы с беспокойными вопросами: "Зачем кресты, что происходит?" - не сразу замечали камеру и режиссера. И мало кто узнавал в длинноволосом человеке с тревожным взглядом актера Сергея Безрукова. "Это Христос Булгакова, это не Иисус Христос - это Иешуа Михаила Булгакова, гения. Это его представление, один из героев. Это воин света", - убежден актер.

На роль Крысобоя актера выбирали по росту и весу. Такого, чтобы у табуретки гнулись ножки, когда тот садится. Изуродованный в боях кентурион Марк по прозвищу Крысобой, чей нос был разбит ударом германской палицы. Гримеры "уродовали" исполнителя роли два часа с перерывами.

К вечеру - прямо по сценарию - Лысую гору затмила туча. Дождем, правда, не пролилась, но пожарные выручили. На улице - плюс 13, а актеров минут сорок поливали совсем не теплой водой из брандспойтов, да еще ветродуй включили. В кадре - уже натуральный ливень, но еще не "гнев Божий", как должно быть по мысли режиссера. Страшный гром и молнию позже создадут компьютерщики.

После съемки эпизода режиссер дает распоряжение побыстрее снять Безрукова с креста. "И хорошо бы его в сауну!" – говорит Бортко.

Напротив Лысой горы - другая съемочная площадка, Судакская крепость. Ворота этой крепости напоминали режиссеру ворота ненавистного прокуратору города. После крепости будут еще съемки в Ялте, куда был заброшен легкомысленный Степа Лиходеев, потом в Израиле. И уже после долгой, сложной и дорогой компьютерной обработки должна состояться премьера фильма.

Вести.Ru