Новости

Неизвестная война

Бросок… И металлическая фляга плюхается в грязную лужу посреди пустыни. Она медленно тонет в неприглядной жиже. До омерзения мутная вода просачивается в узкое горлышко, и чья-то неведомая рука тянет на себя сомнительную добычу. Несколько минут зрители наблюдают за тем, как сосуд ползет по земле мимо россыпи гильз, искореженных обломков техники, тряпья и смердящих трупов, разлагающихся на страшной жаре. Когда фляжка с драгоценной жидкостью наконец достигает цели, на дне оказывается только грязь…

Так начинается фильм иранского режиссера Казема Маасуми "Левой, левой, левой!" ("Left Foot Forward on the Beat"), показанный на XXVII Московском кинофестивале в рамках конкурсной программы. Тема, заявленная в картине, не нова. Лента - о современной войне, идущей где-то на Востоке, в мареве колышущегося раскаленного воздуха. Но здесь нет ожесточенных боев, не слышно воя падающих бомб, не оглушает перестрелка. Здесь - только бездыханные тела, фотографии жен и малышей, которые солдаты обычно берут с собой на фронт, и два окопа с отрядами враждующих армий. А между ними - единственный "источник" воды.

Из целого батальона, отставшего от "своих" и попавшего в зону вражеского обстрела, выжили только трое - солдат-новобранец, командир и проводник. На их долю выпали мучительные испытания: страшная жара, отсутствие воды, полная изоляция и никакой связи с внешним миром. Молодой солдат ранен в ногу, шрапнель разорвала мышцы и намертво застряла в кости.

Режиссер настолько глубоко проникает в состояние людей, оказавшихся в окопе, и с такой точностью его передает, что зрители в зале, напряженно вглядывающиеся в лица солдат, то и дело хватаются за сердце.

Командир и проводник, люди постарше, смотрят на сложившуюся ситуацию с философским спокойствием. Они не сомневаются, что так или иначе выберутся и вернутся к своим семьям живыми. Командир преисполнен непоколебимой уверенности профессионального военного - враг должен быть убит. Проводнику все равно, кто с кем воюет: лично он не готов стрелять в людей. Самое страшное происходит с новобранцем - юноша медленно сходит с ума. Поврежденная нога, палящее солнце, жажда и страх смерти кардинально меняют этого человека. Рядовой обвиняет командира в том, что погибло много молодых ребят. Солдат уверен: начальник всего лишь хотел получить очередное звание. Наконец, изможденный своими собственными криками, он теряет сознание. Опасаясь заражения крови, командир принимает решение ампутировать солдату ногу.

Этот эпизод оказался непосилен для публики. Нет-нет, никакого натурализма на экране не было, но психологическое напряжение больно ударило по нервам зрителей. Пронзительная музыка, плывущий от жары воздух, выражение глаз "пациента" и "хирургов", белые пересохшие губы мужчин - этого было более чем достаточно.

Режиссер не конкретизирует, кто с кем воюет, не указывает на правых и виноватых. Это не главное, считает Казем Маасуми. Главное в том, что гибнут люди, а дети остаются без отцов. Перед премьерой картины в "Пушкинском" режиссер сказал, что старался сделать простой фильм, который будет понятен всем. Посредством кинематографических приемов Маасуми призывает каждого решить для себя, можно ли ради чего бы то ни было отнимать жизнь у человека.

Ольга Кроткова, RUTV.ru