Новости

Мертвая вода: за что инженер авиазавода отравил таллием 30 человек?

Слухи о странной эпидемии на авиационном заводе в Таганроге напугали весь город. 30 человек – на больничной койке в критическом состоянии. Они испытывали страшные боли, теряя волосы и последние силы. Один из пострадавших скончался, так и не узнав причину своего недуга. Как удалось вычислить безжалостного отравителя и он ли это? По какой причине люди оказались на грани жизни и смерти? Кто виноват в том, что отравление приобрело такие масштабы? Расследование таганрогской трагедии – в "Прямом эфире".

Виктория Лебеденко – одна из пострадавших. Она работала в контрактно-договорном отделе градообразующего предприятияТаганрогского авиационного научно-технический комплекса (ТАНТК) имени Г. М. Бериева. Первые признаки недомогания ощутила 10 декабря – боль в груди при глубоком вдохе. Через три дня появилась боль внизу живота, как при аппендиците. Однако скорая помощь такое предположение не подтвердила. Девушку отвезли в горбольницу к гинекологу. Тот тоже не нашел никакой патологии по своему профилю и отправил пациентку домой. Вскоре схожие симптомы стали проявляться у коллег Виктории.    

Именно одна из них, ведущий экономист Ксения Сергус, по собственной инициативе сделала за 5000 рублей анализ на таллий, поехала в Москву и уже там узнала, что содержание таллия в ее волосах в 150 раз больше допустимого. Однако администрация завода советовала не устраивать панику и никому ничего не сообщать. "За долгое пребывание на больничном в местной медсанчасти диагноз "отравление таллием" не звучал ни разу, – рассказывает Лебеденко. – Лечение состояло из витаминов группы B и уколов милдроната". Девушка поняла, что настоящую помощь получит только в Москве…  Оплатит ли завод дорогостоящие анализы и лечение в столице, которые не покрывает страховка ОМС? "Предприятие обещало компенсировать расходы, – говорит Виктория, – за вычетом подоходного налога".

Тридцать пострадавших работали на заводе в трех разных отделах. Два располагались на одном этаже в трех отдельных кабинетах, третий (оттуда, например, Константин Колесников – сейчас он в Москве, в больнице, в инвалидной коляске и сегодня даже не смог приехать в студию) базируется в другом здании. Однако известие о сходных симптомах внезапного недомогания распространилось по заводу быстро. Почему же люди не скооперировались и не написали совместную жалобу руководству предприятия? Оказывается, обращения были: трое заболевших – каждый от себя – потребовали составить акт о травме на производстве, не связанной с производством. Но администрация продолжала замалчивать происшествие. И если бы не публикации родственников пострадавших в соцсетях и не блогеры, сделавшие историю достоянием общественности, никто так и не узнал бы о беде в Таганроге.

Кто виноват в случившемся? 36-летний инженер завода Владислав Шульга признался, что подсыпал таллий в кулер с водой из чувства мести: якобы у него был конфликт с юристом предприятия из-за поврежденного в ДТП автомобиля. Но почему мерой пресечения ему выбрали… домашний арест, а обвинение выдвинуто по статье, которая предусматривает наказание всего до пяти лет лишения свободы, хотя 30 человек стали инвалидами, один умер, а всем пострадавшим женщинам медики запретили рожать в течение как минимум трех лет?

Симптомы у пострадавших говорят о том, что воздействие таллия было слабым, но длительным. Мог ли Шульга, как утверждает следствие, выделить достаточное количество тяжелого  металла из бытового сварочного припоя (в заводском производстве таллий не используется)? Правда ли, что он и сам пил отравленную воду из кулера, но принимал антидот? Однако, по словам Лебеденко, общего кулера вообще не было: в каждом кабинете стояла 20-литровая бутыль с помпой – как можно было травить воду ежедневно в каждой из них? А ведь ТАНТК – "режимное" предприятие со своей службой безопасности…

Журналист КП Дмитрий Козуров вел свое расследование и считает, что у Шульги была возможность совершить это преступление, был мотив и, по словам корреспондента, он "похож на человека, который способен на такое". Однако почему между подозрением в виновности Шульги и его задержанием прошло два месяца, в течение которых он ходил на работу и мог дальше травить коллег?

Почему люди, сидевшие ближе к окнам, пострадали меньше, хотя воду пили наравне с остальными? Докажет ли эксгумация тела Максима Терещенко, что он умер от отравления таллием? В чем именно состоял конфликт Шульги с юристом предприятия Сагилем Махмудовым: стоит ли разбитое зеркало жизни и здоровья 30 человек? Почему заводчане до сих пор отказываются говорить о случившемся, отправляя журналистов к "главному", и что говорит сам гендиректор ТАНТК Юрий Грудинин? Почему Шульга, задержанный за мелкое хулиганство, внезапно пришел виниться в отравлении коллег? Свидетельствуют ли действия правоохранительных органов в отношении Шульги о том, что для доказательства его виновности не хватает улик? Вопросов в таганрогском деле явно больше, чем ответов. "Прямой эфир" следит за развитием ситуации.

Новости