Новости

Легенда о "влюбчивом самоеде"

Участие в многосерийных проектах давно стало хорошей стартовой площадкой для звезд зарубежного кино. Настала очередь молодых российских актеров, столь востребованных производителями отечественных сериалов, проявить себя. Наш корреспондент Ольга Кроткова встретилась с актером Александром Суворовым, которому впервые за пока еще короткую кинокарьеру довелось сыграть главную роль обаятельного и благородного цыгана Миро в многосерийной "Кармелите". Сериал с успехом демонстрируется на канале "Россия" и уже приобрел свою постоянную аудиторию. По многочисленным просьбам телезрительниц, мы обратились к Александру с просьбой рассказать о своей работе, мечтах и взглядах на жизнь.

- Как ты относишься к культуре цыган? Есть у тебя цыганские корни?

- Цыганских корней, к сожалению, нет. Я только в процессе съемок узнавал эту культуру. Было очень интересно, так как почти все старшие актеры - цыгане. Они замечательно поют. Они могут так спеть даже привычную для русского уха песню, что ее и не узнать. В каждом из них есть какая-то изюминка.

- Как тебе понравилось работать на съемочной площадке вместе с актерами театра "Ромэн"?

- Они абсолютно естественны. Мы снимали сериал 9 месяцев, как будто ребенка вынашивали. И никогда не было никаких разногласий, мы стали большой семьей. Мы же 4 месяца бок о бок жили (во время натурных съемок в Новгороде Великом – прим. авт.). Большинство людей так и не уезжали со съемочной площадки. И с Александром Фурсенко (Бейбут), и с Николаем Лекаревым (Баро) тесно общались. И слава Богу, я этому очень рад.

- Насколько сложным стал для тебя съемочный процесс?

- Сериал очень длинный. Так много серий! Сложность была в том, чтобы удержать весь материал в голове. Хотелось делать все постепенно, шажочек за шажочком, чтобы было логично. Но нам приходилось снимать вперемежку: один день - 1 серия, а второй - двадцатая. Сейчас мы сняли какой-то эпизод, а затем прошло, например, месяца полтора, и снимаем его продолжение. Иногда было сложно сразу сообразить, откуда я пришел, что и почему я сейчас говорю, какие события только что произошли...

- Когда ты освоил искусство наездника - до или во время съемок?

- Интересный вопрос. Кто-то мечтает в детстве стать космонавтом, кто-то пожарным, а у меня все время был клин - с детства люблю лошадей. Естественно, я пытался освоить езду на практике. У меня в голове был образ такого человека, который может на лошади скакать, драться на саблях, делать трюки. Так что я до съемок сидел в седле несколько раз, получалось довольно легко. А на площадке, естественно, мне быстро доказали, что максимум, что я знаю, - это с какой стороны к лошади лучше не подходить и как на нее правильно запрыгивать. Поэтому мы проходили экстренные курсы. То, что люди за год делают, мы за неделю освоили.

- Какие-то еще навыки приобрел во время съемок?

- У нас же по сценарию цыганский театр, и у Миро свой номер: он метает ножи в живую мишень. Ведь герой по сюжету говорит, что этому мастерству он с детства учился. Съемка чем сложна? Многие вещи мы узнавали прямо на площадке. Например, то, что я должен метать ножи, я узнал за 4 часа до начала съемки. Пришлось срочно учиться. Я всю группу довел до паранойи тем, что пока где-то шла съемка, я уходил со своим деревянным щитом и тупо дубасил по несколько часов. Но свое самолюбие удовлетворил. То есть то, что происходит в кадре, я делать могу.

- Насколько выматывает работа в многосерийных проектах? Может быть, надоедает компания?

- Я этого боялся, но, к счастью, этого не произошло. Сложность была только в том, чтобы держать в голове весь материал. Но я старался отсекать сюжетные линии, которые не касаются моего героя. Когда сейчас смотрю сериал, узнаю для себя много нового. А с компанией мне очень повезло. Много хороших друзей нашел за это время. Мы тесно сдружились с Лешей Ильиным (Максим - прим. авт.). Мы были знакомы до съемок в "Кармелите", но не общались.

- Осталось ли от съемок какое-либо по-настоящему яркое впечатление?

- Самое яркое впечатление - восход солнца на озере Ильмень. Мы снимали стоянку табора на берегу. Заканчивали поздно, иногда не было смысла уезжать и ночевали в поле. Один раз мне повезло с рассветом... Представляешь, на фоне этого огромного озера восходит солнце?! Все становится розового цвета. Гигантское поле желтых цветов. Эти цветы как будто проваливаются, если не видеть обрыв, в озеро. А над ними огромное красное солнце. Не то же самое, что в "Неуловимых мстителях", но, в общем, картина потрясающая.

- Как сложились отношения с режиссером и исполнительницей главной роли (Юлия Зимина - прим. авт.)? Ведь с этой актрисой вы играете любовь?

- С режиссером сразу сложились хорошие отношения. Я очень доверился Рауфу. Но всегда надо помнить о дистанции между актером и режиссером. Чересчур близкие дружеские отношения в этом случае не всегда идут на пользу делу.

С Юлей с самого начала сложились дружеские отношения. До съемок мы сталкивались на пробах. Юлю сначала пробовали на роль Люциты. Понятно, на ней лежит основная нагрузка. Мне казалось, что она немного переживала по поводу - получится или не получится. И хорошо, что она не закрылась. Мы все время старались друг другу помочь. Очень сложно играть любовь с человеком, к которому, с одной стороны, ничего не испытываешь, а с другой, есть опасность, что могут возникнуть какие-то чувства. Я знаю, что по натуре человек очень влюбчивый, и мне приходилось себя контролировать. Если вдруг на площадке завяжутся какие-то отношения с актрисой, они могут или помогать, или мешать работе. И никогда не знаешь в какую сторону тебя поведет.

В отношениях Миро и Кармелиты есть некий наив, некая трогательность. У персонажа такая стратегия: он и не хочет давить на свою любимую, и не может совершать какие-то там подлые поступки, чтобы добиться взаимности окольными путями. При этом у него есть огромное желание быть вместе. Миро немного нелеп в своей любви.

- Как ты считаешь, почему Кармелита не может выбрать между Миро и Максимом?

- Сложно сказать. Здесь такая штука… Кто знает, чем можно объяснить пристрастия в человеческих отношениях?! Если внимательно всмотреться, вникнуть, то таких любовных треугольников на протяжении сериала много: Люцита-Миро-Степан, Кармелита-Миро-Максим, Кармелита-Миро-Люцита, Астахов-Игорь-Тамара. И Кармелита…Она же живая девочка, сердцу не прикажешь. Есть у нас сцена, когда Миро задает ей вопрос: "Что тебе во мне не нравится?" Она отвечает: "Все нравится". И на этом сцена заканчивается. Но суть такая: "Ну, не люблю я тебя! Почему он, а не ты, сказать трудно". Она мечется между ними. Одного любит, второй только нравится...

- А ты бы мог, как герой, полюбить один раз и навсегда, как тебе кажется?

- Я думаю, да.

- В жизни ты такой же решительный и волевой мужчина, как Миро?

- Мне сложно говорить об этом. Наверное, со стороны виднее (улыбается). Но мне хочется в это верить.

- Расскажи про свой идеал женщины. Хотя бы в общих чертах.

- (Задумывается) Очень сложно. Я сам себе до сих пор в этом признаться не могу. Может быть я слишком требовательный, но до сих пор идеал не найден.

- Нравишься ли ты себе на экране?

- (Замялся) Очень не люблю об этом говорить. Я, в принципе, самоед. Не знаю, чем это продиктовано, но я очень всего этого дела всегда стесняюсь...

- Но ты смотришь сериалы со своим участием?

 - Смотрю по возможности, потому что мне очень интересно, что получилось на экране. Дело в том, что в процессе съемок у нас строгое табу: актер не видит отработанный материал. И я считаю, что это правильно, потому что помогает избежать какого-то ненужного самокрасования. Но с другой стороны, я очень плохо представляю себе, что в итоге получается на экране. А, так как большого опыта в кино пока нет, мне необходимо смотреть, чтобы что-то откладывать на будущее...

- То есть ты учишься по своим же работам?

- Да. Свои ошибки вижу. Иногда мне кажется, что я хорошо сыграл сцену, а когда смотрю на экране, вижу, что многое еще не доделано. Есть только намек... Конечно, ты веришь режиссеру, но также пытаешься проверить себя. Были моменты, когда мне казалось, что нужно играть по-другому, но, доверяясь режиссеру, делал, как он хотел. Я мог испереживаться по этому поводу, а сейчас  смотрю и понимаю, что здесь надо было делать именно так, как говорил Рауф. Если уж доверяешь режиссеру, доверяй ему до конца. Если человек профессионал, он всегда знает, что делает.

- Твои родные смотрят фильмы с твоим участием? Кто, что говорит?

- Да, смотрят. Естественно, их очень волнует, что происходит. Неожиданно выяснилось, что мама у меня очень жестокий критик, очень жестокий. Смотрит все с пристрастием. Было один раз, что она позвонила в 8 часов утра и говорит: "Я тут посмотрела две серии..." И начался разбор этих серий! То есть она разбирает меня лучше всякого киноведа и, надо сказать, справедливо.

- Чем лично для тебя отличается работа в кино и в театре?

- Это действительно разные профессии: театральный актер и киноактер. В кино есть большой плюс: дубли. Можно попробовать сделать так, так и так. В любом случае выбирается наиболее выгодный вариант. А в театре каждый раз ты выходишь на сцену и работаешь в один дубль. Никогда не предскажешь, как пойдет. Спектакль - это живое существо, он всегда дышит. Он может плохо начаться и хорошо развиться, и может быть наоборот. А сказать, где интереснее работать, я не могу. И там, и там. Работают, так сказать, разные творческие мышцы.

- А кого приходилось играть? Какие характеры ближе по духу?

- По-разному все было. В институте я выпускался со спектаклем "Зойкина квартира" (пьеса Михаила Булгакова - прим. авт.), пробовал играть роль Павла Федоровича Обольянинова. Любимая роль моя была Соленого в "Трех сестрах" (пьеса Антона Чехова – прим. авт.). В пьесе Александра Вампилова "Прошлым летом в Чулимске" я сыграл несколько ролей. Когда в театр прискакал (работает в РАМТ с 2000 г. - прим. авт.), сразу же схватил несколько интересных ролей. В спектакле "Отверженные" (роман Виктора Гюго - прим. авт.) - персонаж Анжольрас. Он чем-то схож с Миро… Такой идеолог-вдохновитель французской революции, якобинец, восторженный молодой человек с большой жизненной трагедией: он на стороне революционеров, а папа его - полицейский-доносчик. И параллельно - роль стражника в сказке "Звездный мальчик". Комический персонаж, он мне тоже понравился. К сожалению, не всегда есть возможность играть то, что ты хочешь. Но сказать, что есть роли, которые я очень не люблю, не могу.

- Ты еще ни разу не пожалел, что выбрал именно эту профессию?

- (Смеется) В Щепкинском училище у меня был очень хороший педагог Наталья Алексеевна Петрова. Она сказала одну вещь, которая тогда прошла мимо, а потом не раз вспоминалась в жизни. "Ребята, вот вас набрали, вас здесь 26 человек. Самое главное, вы не думайте, что вы лучшие. Просто остальных не заметили. И то, что вы сейчас здесь сидите, это не ваше достижение, а ваша кара. Потому что вот с этого момента, вам каждый день придется себе доказывать, что вы в своей профессии состоятельны." Я сотни раз уже эту фразочку вспоминал - действительно, так и есть.

- Саш, мечта есть?

- Сложный вопрос... Есть. Но она на уровне чего-то такого большого и светлого. Оформить ее в слова нельзя. Я пришел к такой вещи: мечта всегда должна быть мечтой. Есть цели, которые можно ставить и их добиваться, а мечта - это нечто такое эфемерное и недостижимое. То, ради чего стоит жить.

Ольга Кроткова, RUTV.RU