Новости

Судьба Николая Цискаридзе. "Я знаю, что такое падать"

"Грузину пять, и взять в театр", – произнес председатель экзаменационной комиссии, великий балетмейстер Юрий Григорович и вписал имя Николая Цискаридзе в список принятых в Большой театр. А ведь когда-то мама Цискаридзе ради сына рассталась со своим мужем, отчимом Николая, и уехала в никуда, потому что верила в счастливую звезду своего ребенка. Но о том, чего он сможет добиться, она не могла и мечтать.

Уже в 21 год Николай стал ведущим солистом Большого и выступал на одной сцене вместе с мировыми звездами балета. Не могла его мама знать и того, через что ему придется пройти ради этого успеха, какие козни ему будут устраивать его же коллеги. В жизни Цискаридзе был момент, когда он едва не лишился возможности танцевать. Как-то он упал прямо во время выступления на сцене парижской оперы. Когда врачи сделали снимок, то пришли в ужас: оказалось, что у танцора нет связки – она полностью перетерлась. Потом были операции и полтора года реабилитации. Ему говорили, что он не сможет ходить, а он вернулся на сцену и подтвердил звание лучшего артиста русского балета своего времени.

Николай родился, когда его маме было уже 43 года. "У мамы был диагноз, с которым невозможно иметь детей, но появился я, и мамин гинеколог меня все время называла чудом", – признался Цискаридзе Борису Корчевникову.

Николай рассказал, что его мама была театралкой и уже с трех лет везде брала его с собой – на выставки, спектакли, концерты… Особенно полюбился ему кукольный театр. Танцор даже признался, что сам делал кукол, а работать там было его большой мечтой. "Просто в театральный институт поступают гораздо позже, нежели в хореографическое училище. Так случилось, что у меня нашли способности, и я стал артистом балета", – добавил он.

Цискаридзе рассказал, что изначально он хотел не в балет, а просто на сцену. Уже потом он поставил себе цель стать танцором. Все родственники тогда были против, но ему удалось настоять на своем. "С первого дня, как я вытянул ножку, все кричали, что я феноменальный ребенок. Другого я никогда не слышал", – вспомнил Николай. В Тбилиси ему посоветовали ехать учиться в Москву. Его маме пришлось бросить все ради сына, даже уйти от мужа, который отказался переезжать: "Мама просто встала и сказала, что между сыном и мужем она выбирает сына. Спора никакого не было".

Цискаридзе добавил: "Я был смыслом ее жизни. И в 55 лет бросить абсолютно все: работу, дом, друзей, мужа, уехать в город, который ты не просто не любишь, который у тебя вызывает сложные какие-то воспоминания, для нее было очень непросто". В Москве они жили вдвоем в коммунальной квартире с соседями-алкоголиками. "Я был лучшим учеником Московского хореографического училища, получал четыре стипендии. Благодаря этим стипендиям мы и жили", – рассказал танцор.

Когда Николаю было 20 лет, его мамы не стало. "Мне надо было устраивать абсолютно все, зато я могу честно сказать – все, что у меня есть, я заработал сам". Тогда его поддержала педагог Марина Тимофеевна Семеновна. "Она для меня была всем в жизни. После маминого ухода она стала для меня мамой, подругой, самым близким человеком".

Сегодня Николай возглавляет Академию русского балета имени Вагановой в Петербурге и является одним из самых любимых членов жюри детского конкурса талантов "Синяя птица". "Слава богу, существует программа, которая помогает детям из очень отдаленных регионов стать заметными не только для своего региона, но и для профессионалов, которые могут увидеть этот "материал", вложить в него силы, душу, знания и сделать из этого очень качественного артиста", – рассказал Цискаридзе о конкурсе.

Какие препятствия устраивали Николаю его коллеги, и как он с ними справлялся? В какой момент танцор решил, что пора уходить из балета? И чего ждать от нового сезона "Синей птицы"? Ответы – в программе "Судьба человека с Борисом Корчевниковым".

Новости