Новости

Александр Галибин: "Бортко видит роман в людях"

По заказу телеканала "Россия" снят многосерийный телефильм "Мастер и Маргарита", основанный на таинственных событиях одноименного романа Михаила Булгакова. Режиссер Владимир Бортко, уже обращавшийся к творчеству писателя (фильм "Собачье сердце" был снят в 1988 году), собрал для новой постановки великолепный актерский ансамбль. В числе приглашенных - актер и режиссер Александр Галибин, который исполняет роль Мастера. Нашему корреспонденту удалось взять интервью у маэстро, поведавшего немало интересного о своем видении самого мистического произведения Булгакова и о себе.

- Александр Владимирович, когда вы впервые прочитали роман? Какое он произвел впечатление?

- Я прочитал его в студенческие годы, когда сдавал экзамен по зарубежному театру. Я тогда не знал, что есть такой роман. Увидел на полке в библиотеке книгу, на обложке которой было написано "Мастер и Маргарита". Булгаков. Это была ксерокопия, снятая с журнала. Я в своей жизни читал довольно много ксерокопий -  тогда это была запрещенная литература. Открыл, прочитал первую строчку произведения и не смог оторваться. Вечером читал до закрытия библиотеки. На следующий день пришел утром и дочитал роман, буквально "проглотил" его. Впечатление было ошеломляющее. В этот же день я сдавал экзамен по зарубежному театру. По-моему, я сдал его на "тройку", потому что не готовился к экзамену, а читал. Такая у меня была история с этим романом.

- Вы когда-нибудь мечтали сняться в экранизации "Мастера и Маргариты"?

- Нет, никогда об этом не думал, не мечтал, не предполагал даже, что это возможно.

- Роман Булгакова - культовое произведение. Каким вы видите Мастера - человека, историю которого наизусть знает любой читающий житель нашей страны?

- Вы знаете, в романе все связано. По отношению к Мастеру - особенно. Это связано с какими-то ощущениями и даже с предощущениями. Мне кажется, что у каждого читателя в воображении возникает свой Мастер. И, наверное, сложно найти актера, который бы на 100% соответствовал представлению читателей о герое романа. Тем более этот текст - золотой фонд нашей литературы. Он создает какие-то другие ассоциации, нежели актерская игра, визуальное восприятие артиста, который это делает. Кроме того, у режиссера есть свое восприятие романа, свои знания. Если бы это произведение взялся экранизировать другой режиссер (я знаю, что Климов хотел это сделать), то, наверное, это были бы другой Мастер, другая Маргарита и другой Воланд. Потому что он складывал бы это по-другому. Бортко складывает из того актерского состава, который он выбрал, он так видит этот роман. То есть роман он видит уже в людях. Так что его работа - это в большей степени ощущение и предощущение этого золотого текста.

- Скептики утверждают, что по мистическому роману снять фильм невозможно. Как вы относитесь к их мнению?

- Знаете, я, если говорить напрямую, к этому никак не отношусь. Предложение сделано мне Владимиром Владимировичем как актеру. Он считает, что актер, которому он предложил сыграть роль Мастера, может это сделать. Он мне доверяет. Я буду работать.

- Находите ли вы у себя какие-то общие черты с вашим персонажем?

- Видимо, да. Я думаю, всякий творческий человек, который сталкивался со сложностями "системы" в свое время, может найти какие-то общие черты, в том числе и я.

- Будет ли ваш Мастер отличаться от булгаковского? Если будет, то чем именно?

- Я не знаю, сложно сказать. Ну, чем, например, отличается Мышкин от актера, который его сыграл? Это же не экранизация исторического романа, герои которого должны полностью совпадать с реально жившими когда-то людьми. Это какие-то более глубокие ситуации… движения души, которые заложил Михаил Афанасьевич.

- Приходилось ли вам когда-нибудь играть психически неуравновешенных людей?

- Да-да-да, мне приходилось играть. Совсем недавно в картине Кирилла Серебренникова я как раз сыграл душевнобольного. И когда Владимир Владимирович мне позвонил и предложил роль Мастера, то для меня это было как вспышка, потому что в "Истории болезни" (фильм снят по рассказу Чехова "Палата № 6" в 1990 году - прим. ред.) персонаж, которого я играю, - Громов - тоже не вполне нормальный человек. Можно сказать, что в чем-то даже философ, в какой-то степени интеллигент, как и Мастер. Так что да, приходилось.

- Кто ваш любимый персонаж в романе Булгакова?

- Я не знаю. Вы понимаете, я роман люблю как явление русской литературы,  или точнее - советской.

- Верите ли вы, что рукописи не горят?

- Вы знаете, на самом деле рукописи-то как раз горят. Это просто красивая метафора, что они не горят. Но, может быть, чтобы их восстановить, нужно обратиться к нечистой силе.

- У вас огромный опыт работы театральным режиссером. Хотелось ли вам привнести в постановочный процесс что-то от себя?

- В ситуации "актер-режиссер" я полностью доверяюсь режиссеру. Я научился "выключать" в себе режиссера, когда сам играю. Я могу что-то сказать, посоветовать, но я делаю это как актер - эмоционально, исходя прежде всего из тех задач, которые мне ставит режиссер. Я безумно благодарен Глебу Анатольевичу Панфилову (фильм "Романовы: венценосная семья" - прим. ред.), который меня этому научил, потому что, как мне кажется, раньше я этого просто не умел.

- Что вы можете сказать о работе Владимира Бортко как коллега?

- Он прекрасный режиссер, что там говорить. Он человек, владеющий профессией. Я могу только восхищаться тем, что Владимир Владимирович берется за такие вещи и, главное, что он их воплощает. Я думаю, все, что им делается, является настоящим событием.

- Что для вас интереснее и важнее - быть режиссером или актером?

- Я думаю, что это вещи внутренние, и они взаимосвязаны. Опять же, благодарен Глебу Анатольевичу Панфилову, который просто вернул меня в актерскую профессию. Я думал, что уже никогда не смогу этим заниматься. Мне кажется, я с удовольствием делаю на площадке то, что мне предлагает  режиссер. Поэтому, когда я работаю в театре в качестве режиссера, я использую навыки, связанные с актерским ремеслом.

- Известность пришла к вам в советское время. Замечаете ли вы разницу в актерской работе 20 лет назад и сейчас?

- Я уходил из кинематографа абсолютно сознательно. Мне казалось, что наступил период, когда мне как актеру и как человеку нечего сказать. Для меня это был болезненный момент. Когда в конце 80-х - начале 90-х на экранах стали появляться вещи, которые мне были попросту несимпатичны, я подумал, что в моем уходе из профессии и переходе в иное качество есть закономерность. И поэтому сегодня, когда я вижу, что в кино возвращаются совершенно потрясающие  вещи, я просто не могу не восхищаться нашим кинематографом, который набирает обороты. Сюда пришло очень много молодых интереснейших людей. Эти люди - смелые, эти люди - открытые. Я ими восхищаюсь. Мне нравится то, что происходит сейчас в кинематографе. Это время трудное, но  благодатное. Оно стоит на хорошей почве, которую старейшины оставили молодым.

- Какую музыку вы любите?

- Я люблю музыку, которая соответствует моему настроению. Я могу слушать оперу, я могу слушать джаз, я могу слушать классику, я с удовольствием слушаю современную музыку. Я не люблю "попсу", это я могу сказать честно.

- Ваше любимое блюдо?

- Мое любимое блюдо? На самом деле, я непривередлив. Мое любимое блюдо - котлеты с картошкой, с огурцом или с помидором.

- Ваш любимый актер, актриса?

- У меня нет авторитетов в этой области. Кумиров, вернее, нет.

- Ваш любимый фильм?

- Я могу называть много таких вещей, которые меня сформировали. Я не могу назвать конкретно любимый фильм.

- Ваш  любимый писатель, книга?

- Не могу назвать. Наверное, это вся русская и зарубежная литература, которую я читал.

- Ваш любимый город?

- Мне нравится, что я родился в Петербурге. Мне нравится, что я в нем живу. Я люблю этот город.

- Любимое время года?

- Осень.

- Есть ли у вас любимое место на Земле?

- (Пауза). Вы знаете, я отношусь к людям, может быть к меньшинству, которым нравится, когда случается то, что должно случиться. Мне нравится то место, в котором я нахожусь. Мне это место симпатично хотя бы потому, что я его не знаю или, наоборот, знаю, но недостаточно хорошо. Я предоставляю вещам случаться, когда они должны случиться. Так получилось, что я попал в Сибирь на три года. Это было прекрасное время. Мы с женой познакомились с массой новых людей. Это тоже нас как-то сформировало. Затем я приехал в Петербург, я хотел сюда приехать. Если что-то еще случится в моей судьбе, я это приму. Значит, такая передо мной лежит дорога.