Новости

Правда и вымысел арабских гонок

Лошадь, в отличие от человека, не может решать, сниматься в кино или нет. Она смиренно скачет перед камерой, даже не подозревая о том, какие страсти разгораются вокруг ее седока. В фильме "Идальго" всадник на лошади – это американец Фрэнк Хопкинс. Такой человек действительно существовал, но только в XIX веке. Он имел славу барона Мюнхгаузена своего времени: многие  называли его  патологическим лгуном. Кинокомпания "Уолт Дисней" выбрала для экранизации самую громкую небылицу Фрэнка Хопкинса – о том, как он выиграл заезд в пустыне Саудовской Аравии.

Вигго Мортенсен (актер): "Мой герой приехал туда, не демонстрируя той надменности, которую принято приписывать американцам: "Вот мы им покажем!!!" Просто у него была некая доля уверенности, основанная исключительно на опыте работы со своей лошадью".

Согласно фильму, эта низкорослая лошадка по кличке Идальго обскакала знаменитых арабских жеребцов в заезде на три тысячи миль. Такое мюнхгаузеновское преувеличение глубоко оскорбило не только специалистов-лошадников, но и арабских историков. На экране подобное конное соревнование преподносится как чистая историческая правда, а на самом деле является фикцией и никаких документальных подтверждений не имеет.

Омар Шариф (актер): "Гонки на выживание до сих пор проводятся в некоторых странах, в Эмиратах, например. Арабы устраивают множество заездов, правда не на такие огромные расстояния, как в нашем фильме".

Если бы лошадь участвовала в гонке на три тысячи миль, на нее пришлось бы навьючить столько мешков с провизией, что и у слона сломались бы ноги. Мало того, по подсчетам все тех же неуемных историков, путешествие жеребца Идальго завершилось бы месяца через два. И где-нибудь в Румынии. А в кино заезд прошел стремительно и налегке. Стартовал в пустыне, в ней и финишировал.

Джо Джонстон (режиссер): "Натурные съемки в пустыне – это настоящий ад! Ну что ты можешь поделать, если где-нибудь в Марокко началась песчаная буря? Но если удастся снять эту бурю, во время монтажа от счастья ты забудешь обо всех неприятностях".

Лишние неприятности кинематографистам не нужны. Поэтому в Саудовскую Аравию свою лошадь они не повезли – пристроились снимать в африканской пустыне. Если арабские историки возмущаются, от них лучше держаться подальше.

По материалам программы "Синемания"